Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Game days

15:17 

"Всё будет хорошо!" Часть третья, в которой Рыжего пускают по миру.

"Я на Земле был брошен в яркий бал, и в диком танце масок и обличий забыл любовь и дружбу потерял..."
Обновление от 23.04! в комментах

Рабочее название: "Один раз - не пидарас", но оно, по-моему, слишком грубое, поэтому пусть будет просто "Третьей частью")
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Рыжий/Олег, Рыжий/Артём.
Саммари: С кем поведёшься, от того и блох нахватаешься. Эх, не верил в это Рыжий. А зря...



_______

Его зовут Саша Киров, и я его люблю. Я люблю его всегда, везде и во всех позах. Когда я болею, я счастлив, потому что знаю, что он меня заразил. Сам я очень редко болею, дай Бог, раз в три года. Обладаю высоким иммунитетом к серьёзным заболеваниям, а к какой-то простуде и подавно. Только эта бацилла может лезть целоваться ко мне, когда заболевает.
Я счастлив, когда получаю пару из-за него на уроках, потому что он все занятия бросал на меня томные взгляды и сексуально облизывал губы, иногда посылая воздушные поцелуи украдкой. Из-за такого зрелища и пару получить не жалко.
Я счастлив даже тогда, когда просыпаюсь с дикой болью во всём теле, ведь эта боль – последствие его «чудо-массажа».
Он моё собственное чудо, и другого я не желаю.
Первым делом по приходу домой, он разувается и варит себе горячий шоколад. Только потом он удосуживается раздеться и, печально взглянув на учебники, садится за компьютер. Ближе к полуночи он вспоминает про уже негорячий шоколад и ставит его в микроволновку. Возвращаясь в комнату, он ложится на диван, включает телевизор и засыпает. И никакие микроволновки с бормотанием ведущего не помешают ему поспать свои 7-8 часов.
Когда я ночую у него, он из вредности ставит всё самое вкусное на верхнюю полку холодильника, подальше от меня, в самую глубь. И первые несколько раз, не зная этого, я громко возмущался, получая в ответ лишь ехидную усмешку.
Раз в месяц он обязательно творит что-нибудь из ряда вон. Один раз он сел на мой любимый кактус, который я с двенадцати лет растил. И когда я заскорбил о растении, а Саша вытащил все иголки из мягкого места, он обиделся на меня за то, что я пекусь о каком-то «чахлике», а про него несчастного забыл.
Иногда, когда он лежит на моём плече и задумчиво водит пальцем по моей груди, я спрашиваю его «Почему ты грустишь?». В ответ раздаётся: «Потому что всё хорошо» и на мой вопросительный взгляд добавляет: «Значит, скоро всё будет плохо».
Он говорит, что стихи и песни, которые я сочиняю сам для себя на досуге - очередная выдуманная чушь, но сам таскает их читать. Он улыбается и прикрывает глаза, стоит мне запустить руку ему в волосы. Он иногда не вытаскивает наушники при разговоре с людьми, а то и не выключает музыку вовсе. Он ведёт себя как ребёнок, но я знаю, что в нужных ситуациях он принимает взрослые решения (порой, даже очень). По утрам, он полчаса ищет носки, которые подходят к его одежде, а потом изо всех сил пытается прикрыть их штанами, чтобы меньше было видно. Он звонит мне, и если я говорю, что занят, он бросает трубку, чётко выговаривая напоследок: «Вот и отлично!», а потом перезванивает и говорит, что, всё равно, любит. Или же, он звонит и с полминуты молчит в трубку. Объясняется это позже тем, что «просто, я пытался чихнуть». Да, и только Саша Киров в 17 лет смущается и краснеет, как помидорка, когда я признаюсь ему в любви. Поэтому, я не устаю повторять ему те три слова, что раз за разом вгоняют его в краску.
* *
Тёплым летним вечером я сидел у Саши в комнате, у компьютера, в наушниках, убиваясь по року. Сашку я благополучно послал в магазин за хлебом, колбасой и ещё чем-нибудь к чаю. Он долго пыхтел, но, при виде моей непреклонной моськи, сдался.
- Вот ты где, Ло,- мне на колени заполз пушистый котёнок, подставляясь под ласки и начиная активно тарахтеть. После неудачного примера имени, мы сошлись на «Лоэс», вместо «Лора». Саша бурчал, что оно похоже на имя из какого-нибудь сериала, но к котёнку испытывал явную симпатию, проявляющуюся в порывах тискания зверька. Лоэс уже изгибалась, как могла, ловя кайф, и урчала, как трактор, когда на столе завибрировал мой телефон.
- Слушаю.
- Привет, Ром,- тихий дрожащий голос меня насторожил.
- Привет, Рыж. Что с тобой?- прошло столько времени, а я даже не заметил, как мы с Рыжиком стали практически неразлучными друзьями.
- Тут, понимаешь, такое дело, Ром. Я хотел Саше позвонить, но потом решил, что ты больше пригоден для помощи в такой ситуации,- я не на шутку испугался.
- Что такое? Хватит пугать…
- В общем… Я хочу попробовать…
- Что?- я всё ещё ничего не понял.
- Ну… С мальчиком,- я удивлённо похлопал глазами, а потом, сам не заметил как, свалился на пол в порыве дикого хохота.
-Блин, зря звонил. Ты туда же…
- Стой, стой, извини. Привык, что никто не обижается. Ты хочешь поговорить?
- Ну, и это тоже. Я хотел спросить, у тебя нет никакого знакомого свободного гея?
- Будто проститутку заказываешь,- буркнул я.
- Вообще, это так и есть. Я даже заплатить могу,- я удивился. Конкретно так удивился. Аж моргать перестал.
- Рыж, с чего такие подвиги?
-Я должен в этом всём разобраться. И чем скорее, тем лучше. Если я не получаю удовольствие от поцелуя с девушкой, а в автобусе от близости симпатичного… да это уже для меня ужасно - оценивать парней,- с ударением добавил он,- у меня в глазах темнеет, это не дело. Вчера полвечера думал, какие у тебя классные мышцы,- я засмеялся. Кого-то явно понесло.
- Не слишком ли много откровений?
- Я хочу, чтобы ты оценил степень запущенности, Ромео,- он сделал ударение на последний слог. И именно это навело меня на мысль, которую Саша, сто пудов, не оценит.
- Насчёт запущенности не всё так плохо. Есть ещё какие проявления?- я напоминал себе врача.
- Вчера на Сашу засмотрелся,- тихо пролепетал Рыжуха, а я начал ещё сильнее ухахатываться.
- Смотреть – смотри, руками не трогай,- я пытался не смеяться, но получалось плохо. – Всего вторая стадия.
- А сколько их всего?
- Четыре.
- Расскажешь, какие?
- Даже показать могу,- не удержался я, а Рыжий снова зарепенился.
- Хохочет хором детвора, Рыжий – пе..,- заканчивать он не стал, а я дёрнулся от смешка, вырвавшегося из груди, но постарался успокоиться. – Кстати, насчёт Саши, где он?
- Да, я его в магазин выгнал. Минут сорок назад. Слушай, пойду, подожду его или по пути где встречу, а то, сорок минут на два пролёта, полквартала и обратно - многовато. У меня есть пара знакомых, я тебе кину номера смс-кой.
- Только, это, Ром, давай, чтобы они не какие-нибудь садисты были… Мне ж, хоть и любопытно, а боязно…
- Хорошо, Рыж. Я буду для тебя гидом в новом мире.
- Поменьше пафоса, сенсей,- фыркнул он и отключился.
Только я собрался встать и одеться, как хлопнула входная дверь. Сразу же вскочив, я выбежал в коридор и увидел Сашу без пакетов.
- Где еда, Саш?- спросил я, смотря на его куртку, испачканную сбоку.
- Ром… Меня машина сбила,- он снял куртку, и я увидел на его кофте кровь. У меня похолодело внутри.
- Где? Как? Очень сильно?
- По дороге от магазина, практически перед домом. Бедро очень болит и шея. Но шея - это, когда я падал уже – зацепил.
- Надо промыть. Снимай одежду,- я постарался взять себя в руки.
- Всю? Он ехидно глянул на меня из-под чёлки.
- Всю,- я раздражённо нахмурился. Сейчас не до его шуток.
- Вот,- он приспустил правый край трусов, заискивающе поглядывая на меня.
- И не надейся. Меня не возбуждают твои синяки,- я усмехнулся и потянулся к ящику с медикаментами и всякой такой бурдой.
- И когда ты успел освоиться так в моём доме?
- Как видишь, успел. А кстати, мартини и сигары в ящике с полотенцами я тоже нашёл.
- Это подарок папе, - я хмыкнул.
- Ты хоть номера помнишь?
- Не-а. Знаю только, что это был чёрный «Cabriolet» с какой-то надписью сбоку. Я успел рассмотреть только «It», так как водитель довольно быстро смылся.
- Бывают же…- я разозлился. Достав зелёнку, я аккуратно смочил ею ватку и короткими прикосновениями стал наносить на кожу. Конечно, изгваздался и сам, куда ж без этого.
- Ва, а кто это тут?- в открытую дверь заглянула Ло, обводя пугливым взглядом комнату. Сашка блеснул намерением ринуться к ней, но тут же шикнул.
- Больше будешь головой думать,- я подул на раненое место и, не удержавшись, поцеловал рядом.
- А говоришь – не возбуждают,- Саша хихикнул. – А может у тебя фетиш?
- Ты и есть мой один большой фетиш. Лучше скажи что-нибудь ещё о машине.
- Ну-у,- протянул он. – Что я скажу, кроме как… Я тоже такую хочу!
- Тьфу ты! А я бы, вот, от жёлтой не отказался…
- Вот прикол - ездить на банане!
- Ничего ты не понимаешь!- я встал на колени, осматривая повреждённое бедро.
- Да куда нам, деревенским?- я хмыкнул в ответ. – Рыжий, вон, вообще фиолетовую тачку хочет.
- Кстати, слушай новость. Рыжему девочки перестали нравиться,- он моргнул несколько раз и начал трястись от хохота.
- И что, неужели, он позвонил тебе, так, напрямую, сказав это?
- И не только это. Ещё попросил «телефончик какого-нибудь свободного гея».
- Блин, ты мою челюсть не видел? Мне показалось, я её уронил. И что ты сказал?
- Я планирую дать ему телефон Олега.
- Ты рехнулся?!
- А?
- Он сволочь!
- Нет, он изменился. Да ладно, перепихнутся разок, успокоится Рыжий, а Олег обратно в свою Москву уедет.
- А если нет?
- А если нет, будем думать. Всё,- я закончил перевязку больного и встал с колен. К Сашке тут же подбежала Ло, громко мяукая. Он подхватил её на руки и зарылся носом в её шерсть. И пусть только скажет потом, что кошек не любит.
Да, Саша не любил Олега. И на это была причина. На свой день рождения я не хотел никого звать, но Олег и ещё несколько знакомых внаглую завалились ко мне домой. Подвыпившие ( а кое-кто уже и на ногах еле стоявший) мы пошли гулять. Там моим друзьям, во главе с фантастически умным Олегом, приспичило, чтобы Сашка прошёл посвящение – сделали ему «градусник». Это когда человека берут за ноги, резко переворачивает и втыкают головой в сугроб. В принципе, всё могло бы обойтись, но одно НО… В сугробе, предназначенном Сашке, оказалась какая-то железка или бревно. И в итоге, мы чуть не сломали моему мальчику нос. Быстро протрезвев, мы помчались в травмпункт и, в конце концов, свой семнадцатый день рождения я провёл в больничной приёмной, наблюдая, как из кабинета по очереди выходят взрослые и дети с перевязанными головами, гипсами на всех частях тела и другими украшениями. Скоро вышел и Саша с повязкой на носу и произнёс только одну фразу: «Доктор сказал, мне повезло, что я был бухой», после чего хмуро побрёл к выходу. Я направился следом, пытаясь понять, каким образом Киров умудряется находить неприятности, с вытекающими из них травмами, даже там, где их практически быть не может!
Взять хотя бы ЕГЭ в этом году…
Он с полчаса качался на стуле, грызя ручку, и что-то изредка писал. В итоге, он упал со стула, наведя шуму в аудитории и вызвав взрывы хохота других учеников. Наблюдатели разозлились и сказали писать дальше, но когда всё-таки отпустили его к врачу, оказалось, у него потянуты плечевые связки. Переносить экзамен отказались, поэтому дописывало моё чудо левой рукой…
Была ещё целая масса ситуаций, из которых Сашка выходил живым, но покалеченным.
Однако Рыжий не Саша, попробовать можно.
Я быстро набрал номер Олега, продумывая, что ему сказать.
- Да?- сонный со сна голос сбил все мои мысли.
- Ты спишь?
- Уже нет. Не знаешь, почему?- я не видел его, но знал, что хитрюга улыбается.
- Понятия не имею. Слушай, у меня тут дело деликатное. У тебя есть сейчас кто?
- Ну да. Кота вот завёл, Сенькой зовут…
- Да хоть дракона! Зайцев, проснись уже. Я спрашиваю, встречаешься ли ты с кем-нибудь сейчас?
- Тише, Ромео, не кричи так, я не глухой. Нет, постоянного никого нет. Ты всё-таки понял, что дико влюблён в меня и не без меня можешь жить, а в постели с НИМ представляешь моё лицо и сопишь в подушку моё имя?- я цокнул языком. Рядом сидел Саша и, гадко улыбаясь, пытливо смотрел на меня.
- Не совсем,- Саша вскинулся, повторяя одними губами «Не совсем?!». – В общем, друг у меня есть, Рыжий. В смысле у него волосы рыжие, а зовут Славой. Попробовать он с парнем хочет, на Сашку моего слюни пускает, не дела это,- упомянутый в таком контексте, Саша совсем прифигел.
- Оу, тогда сразу делаю пометочку, что у него нет вкуса,- наслушавшись про себя достаточно, Александр, обиженно выпятив нижнюю губу, гордо удалился к компьютеру, грациозно взгромождаясь на свой компьютерный трон.
- Очень остроумно с твоей стороны. Он зелёный совсем.
- Кто, Саша?
Я закрыл рукой глаза. Нет, разговаривать с ним совершенно невозможно.
- Рыжий! Вот и попросил познакомить с кем-нибудь опытным и симпатичным.
- И ты сразу бросился набирать телефон меня любимого! Комплимент принят.
- Ну так что?
- А чего ты от меня-то хочешь?
- Зайцев, не насилуй мой мозг и свой не напрягай. Я хочу, чтобы это был ты. Ты же вроде собирался заглянуть в нашу, как ты говоришь, глушь.
- Да, надо мамульку проведать.
- Ну так… Что?
- Скинь-ка мне телефончик Рыжика.
- Только, пожалуйста, не напугай его, монстр.
- Не спугну, не спугну. Всё, как он захочет. Почём знать, может, под невинным личиком девственника скрывается наглая харя любителя жёсткого хардкора.
- Пф,- фыркнул я, а услужливая фантазия уже подкинула мне такую картинку. – Ладно, если что-то пойдёт не так – звони мне.
- Не боись, всё пойдёт, куда надо,- и в трубке послышались гудки.
Я подошёл к Сашке, захваченному очередной компьютерной игрушкой, и, наклонившись к уху, осторожно прикусил краешек. Он отмахнулся от меня, как от комара, и, по словам «Не мешай, я Авоську выслеживаю, он до Свободы меня доведёт» я понял, что «Сталкер» меня опередил.
- Не забудь, кстати, в конце июля у Рыжихи день рождения. Я свой подарок, так сказать, сделал.
- О да! Вряд ли мой подарок получится таким же сволочным.
- Почему ты так придираешься?
- Увидишь. Могу поспорить, что из твоей задумки ничего хорошего не выйдет.
- Вот значит, как? Вот и посмотрим. У тебя жизнь кончается, задрот,- и, больше ничего не желая слушать, я ушёл на кухню.
***
Олег всегда, ну, почти всегда гордился своими волосами. Поначалу, он жутко злился на родителей, которые запрещали их отрезать, а когда стал постарше, понял, насколько круто иметь волосы, которым даже девчонки завидовали. До девятого класса он носил линзы стального цвета, и это казалось ему крутым. Нет, тогда он не понимал, что его проницательный зелёные глаза намного красивее. Когда он был маленьким, он не стеснялся своей худобы и хрупкости и не понимал, почему его прозвали «миледи». Но стоило парню подрасти, он бросился с большой дурости в качалку, исправлять этот нюанс. Однако ничего, кроме как сделать его визуально ещё тоще, эти походы не дали. Из дома его выгнал отец, как только узнал о его ориентации, а месяц спустя от отца ушла и мать, и Олег стал жить с ней вдвоём. Он тащился от «Нирваны» и колы с пиццей. Придя домой, первым делом он натягивал штаны и майку, размера на три-четыре больше его собственного. По вечерам он читал Мериме, Мольера и Скотта в оригинале, а его любимой книгой была «Странные истории доктора Джекилла и Мистера Хайд» Стивенсона. Он возвращался от репетитора, и первой мыслью его была «Да, я могу поиметь весь мир», от которой по его лицу расползалась блаженная улыбка. Но, чем больше ты поимеешь людей, тем большей ненависти подвергнешься.
Но Олег не заморачивался по этому поводу, он твёрдо и уверенно шёл к своей цели – стать востребованным переводчиком. И вряд ли какая-нибудь судьба смогла бы ему помешать. Он был одним из её любимчиков, чем никогда не забывал пользоваться.
На данный момент он знал в совершенстве английский и немецкий, чуть хуже французский и китайский, а совсем недавно нашёл репетитора по итальянскому. Знаний никогда не бывает много. Поначалу, когда он ещё учился, было довольно тяжело, стипендию платили небольшую, на плечи матери свалилось всё хозяйство сразу, да и сын в придачу. Но потом он нашёл занятие по душе. По вечерам он занимался переводами книг в магазине друга своего отца, зарабатывал хоть что-то и опыта набирался. Было действительно интересно общаться с человеком, который многое знал и рассказывал. А потом устроился стажёром в Москву на телевидение.
Тёплым летним вечером он всё же решил набрать номер, скинутый Ромой в смс-ке.
- Алё,- голос был приятный, а это уже что-то.
- Привет, Рыжик.
- Кто вы?
- А кого бы ты хотел?- получилось двусмысленно.
- Послушайте, вы ошиблись номером,- в его голосе проскользнули нотки раздражения.
- Думаешь? Ты так груб с незнакомцами.
- С незнакомцами вообще не разговаривают, тебя мама не учила?
- Я был бы не против повторить изученное.
- В общем, мужик, чё те надо?- Олег чуть не выронил трубку. Такого он не ожидал точно.
- В свои почти двадцать грустно такое слышать. В общем, не буду больше тебя, Рыжик, злить. Тебе Ромео говорил про меня?- парень удобно устроился в кресле, подтягивая ноутбук ближе к себе.
- Кто?- Слава совсем растерялся.
- Рыженький, миленький, знаешь Рому Тришина?
- Да.
- Недавно он звонил мне и сказал, что его Рыжий друг влился в ряды голубой диаспоры и ищет себе сенсея в этом деле.
- А, так ты… Так это… Ну ты же..,- блондин не сдержался и засмеялся.
- Скажи, когда и куда подъехать, а подробности разберём на месте, идёт?
- До конца недели я свободен.
- А потом жена приезжает, и бабушка в гости собирается?
- Нет у меня жены,- обиженно.
- Ну хоть это хорошо. Завтра у меня выходной, часикам к трём подъеду. Сладкое любишь?
- Очень.
- Вот и славно,- Олег начеркал на листочке «Купить ребёнку шоколадку» и зевнул, – я позвоню.
Не то, чтобы ему действительно было всё равно, с кем трахаться, просто он придерживался лозунга «Секса много не бывает». А если ситуация получится совсем катастрофическая, то уткнуть это рыжее чудо в подушку – делов-то. Но интуиция подсказывала, что Ромео плохого не посоветует.
***
Саша тихо постанывал, тая от моих прикосновений, его глаза были закрыты, а рот приоткрыт, когда лежащий на столике телефон зашёлся писком или чем-то вроде.
- Чёрт,- Саша дёрнулся. – Вечно забываю на беззвучный поставить. Забей и продолжай.
Я хотел так и поступить, но всё-таки покосился на мобильник.
- Саш, это твой папа,- я сделал над собой усилие и оторвался от него, сев рядом.
- Да,- нарочито сонным голосом ответил Саша.
- Вот только не надо говорить, что вы спите. Чем занимаетесь-то?
- Чем мы занимаемся?- как для тупых повторил Саша, окинул меня взглядом и закусил губу. – Кино смотрим и спать собираемся,- меня уже всего трясло. Подло прерывать такие ласки…
- Понятно. Я вот что звоню, Саш. Завтра с утра я приеду в шесть. Но приеду не один – с Никитой.
- Твою ж дивизию,- он поморщился и сел возле меня.
- А потом в девять уеду,- закончил Антон Петрович.
- Па-а-ап, это ты типа специально нам как бы выхода не оставляешь, да? Сюсюкаться с ним не хочешь, вот и линяешь…
- Не говори ерунды – у меня работа. Да и Никита подрос, ему уже шесть с половиной.
- Дезертир,- Саша вздохнул.
- В общем, около шести вам надо быть на вокзале.
- Кому это нам?
- Тебе и Роме.
- Не один я мучиться буду,- так радостно сказал Сашка, что я удивлённо уставился на него.
- Да ладно тебе, сына. Спокойной ночи.
Саша положил телефон обратно и улёгся к стенке, заворачиваясь в одеяло.
- Э-э-э,- такой красноречивости мне всё равно было мало.
- Поздравляю, завтра мы встаём в пять и едем на вокзал. К нам приезжает мой пельмянник.
***
Еле продрав с утра глазищи, мы умылись и без пяти шесть были уже на вокзале. Никита первым делом вскарабкался на Сашку, как обезьянка на пальму, а Антон Петрович ушёл заказывать билеты в Ставрополь – очередная командировка.
- Ромео,- окликнул меня знакомый голос.
- Зайцев? Ты что тут забыл?- гениальнее вопрос придумать сложно, учитывая, что я сам просил его приехать.
- Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро. К Рыжику вашему приехал,- Саша ощутимо напрягся и, забросив Никиту себе на плечо, повернулся к Олегу.
- Только попробуй ему навредить,- он зло сверкнул глазами.
- Шурик, ты тоже тут? Не приметил. Ой, Ромео, а почему ты не сказал, что у вас уже такой большой сынишка,- он подмигнул мальчонке и снова уставился на нас. Ну что можно было ему ответить? Правильно, поэтому я молчал, а Саша откровенно бесился.
- Кстати, у моей мамы скоро день рождения, двадцать девятого июня. Приходи с тёть Леной, мои будут рады вас видеть,- я попытался убить двух зайцев: разрядить обстановку и сообщить информацию.
- Хорошо, я подумаю.
- Будь любезен.
- С тобой хоть всю жизнь,- он улыбнулся, на автомате теребя свою косу. – Ладно, Ромео, честь имею, мне надо уладить пару делишек,- он погладил меня по щеке тыльной стороной ладони и направился к выходу.
Саша шумно выдохнул и хмуро посмотрел в небо, а я шепнул на ухо:
- Чем больше ты ревнуешь, тем больше нервничаешь, а одна минута стресса сжигает больше калорий, чем пятьдесят отжиманий,- на что он, гордо вздёрнув голову, пошёл к отцу, оставив нас с Никитой «по секретам».
***
С самого утра Слава не находил себе места. С того момента, как он открыл глаза в десять утра, он больше не смог ни заснуть, ни расслабиться, ни даже поесть нормально. Нет, его не била истерика, он не волновался, а банально смущался; чего, Слава не знал и сам. Сорок раз парень пробежал по комнатам, проверяя, не лежит ли что-нибудь чересчур откровенное на виду, потом, словно очухавшись, повторил несколько раз, что он не девка, и раскидал по дивану штаны, диски и всякую другую фигню. Спустя минуту оценивающих взглядов, Рыжий подумал, что если дело дойдёт до постели (а до неё обязательно дойдёт), ему будет лень спокойно убирать шмотьё, и его рок-коллекция непременно канет в лету.
Парень помыл голову и, пока играл по сети в очередную стрелялку, совершенно забыл про укладку. Метнувшись к зеркалу, Рыжий ахнул – оттуда на него смотрел большой оранжевый одуванчик. Он, было, потянулся к гелю для укладки, но в дверь позвонили.
- Рыжик, мама тебе не говорила, что совать пальцы в розетку – опасное дело?- на пороге стоял высокий блондин (только Рыжий, всё равно, выше был) с коробкой «Каркунова» и бутылкой «Pepsi» под мышкой.
- Это укладка,- Слава, краснея, посторонился и пропустил гостя.
- Премило.
- Проходи, располагайся, а я пока уложу «это»,- Рыжий снова потянулся к банке с гелем.
- Не стоит портить волосы,- Олег привлёк парня к себе, осторожно гладя по волосам и смотря в глаза его зеркальному отражения.
- Ты их так ещё больше электризуешь, умник,- вспыхнув, парень выпутался из объятий и уже с кухни добавил. – Ты проходи, я их хоть мокрой расчёской усмирю.
Мокрая расчёска помогла не сильно, но волосы хоть торчать во все стороны перестали.
- Не знал, что ты тоже играешь,- вернувшись в комнату, кивнул Слава сидящему за его компьютерным столом блондину.
- Так, стрелял пару раз,- тот закусил губу и сжал мышку.
- Впереди и справа, стреляй!- он дёрнулся и, накрыв своими руками руки Олега, хотел застрелить противника, но тот оказался быстрее. – Вот чёрт,- опомнившись, Слава отдёрнул руки.
- Это же всего лишь игра,- непонимающе выдал блондин.
- Но рейтинг есть и тут. А я один из лучших игроков.
- Ну извиняюсь!- фыркнул Олег.
- Чай будешь?- парень отчего-то снова смутился и постарался перевести тему.
- Лучше колу. Чай не люблю.
- Даже зелёный?- искренне удивился Рыжий, ярый поклонник сего напитка. Как можно не любить чай?
- Тем более зелёный,- блондин усмехнулся.
- Хорошо,- он ушёл на кухню и вернулся с коробкой конфет и бутылкой колы, принесёнными Олегом. Только ступив на порог своей комнаты, парень уронил конфеты, а когда опустился, чтобы их поднять, выпустил из рук и бутылку. На Олеге были чёрные штаны и майка в сеточку чёрного цвета. Волосы светлой волной легли на подушку. Подложив руки под голову и положив ногу на ногу, парень смотрел в потолок. От этой картины у Славы участилось дыхание и пульс. Он не отрывая взгляда следил за спокойным Олегом. Вроде, парень как парень, и Рыжий ничего не должен чувствовать по отношению к нему, но его переполняло какое-то новое парадоксальное чувство: с одной стороны, моральной, это было не правильно, так не должно быть, а с другой стороны – наоборот, врать самому себе и скрывать от себя свои же эмоции – подлое дело.
- Слюни вытри,- Олег перевёл лукавый взгляд на Славу, делавшего попытки разобраться в себе.
- П-прости,- он поспешил отвести глаза.
- За что? За то, что я тебе всё-таки нравлюсь? Вопреки твоим надеждам быть «нормальным»,- освободив одну руку, блондин жестом подозвал Славу к себе.
- Я просто… Не знаю… Я, чёрт возьми, веду себя как пятнадцатилетняя девственница,- он фыркнул и сел на кровати, попутно пытаясь открыть коробку.
- В какой-то степени это так и есть. Подойди ближе.
- Уже?
- А ты рассчитывал на задушевные беседы?
- Нет. Но и не на такое стремительное развитие сюжета тоже.
- Не переживай. Твой первый раз ты запомнишь навсегда.
- Этого я и боялся,- Рыжий съел конфету и на пару сантиметров придвинулся ближе.
- Зря ты так,- Олег всё-таки не выдержал и сцапал паренька за футболку, заваливая его рядом с собой и нависая сверху. – Если тебе нравится это,- он погладил Славин член через ткань, вызвав первый тихий стон, – то смысла думать о чём-то нет. Или ты считаешь, что «один раз – не пидарас»? Тогда, ты ошибаешься. Обратно не возвращаются,- последние слова он практически шептал, медленно раздевая Рыжего. – Могу предложить массаж.
- Не вижу причин отказываться от него,- муркнул парень, потихоньку начиная сдавать позиции и тая от прикосновений.
Минуту спустя, обнажившись до конца, Олег уселся на Славины бёдра, разминая нежную кожу шеи и плеч. Тёплые руки умело скользили по телу, нажимая и разминая самые чувствительные точки, заставляя выгибаться и тянуться за такими желанными, дарующими наслаждение пальцами.
- О, какой кайф!- Слава уже был на грани бессознательного состояния, когда прикосновения упорхнули с кожи. – Ммм,- последовал стон протеста.
- Не знаю, как ты, а я больше не могу терпеть. Ты сейчас отключишься, а мне что делать прикажешь? Помогать себе сам я не привык,- блондин нежно огладил ягодицы лежавшего под ним парня и потянулся к своей сумке. Достав оттуда красный тюбик и презерватив, вернулся обратно.
- Что это? Кровь?- Рыжий испуганно оглянулся. Несколько раз моргнув, Олег засмеялся.
Слава занервничал, чувствуя, как к его входу прижимается что-то тёплое. Ощущение было настолько непривычным, что парень тут же весь сжался.
- Не стоит,- шепнул блондин и одним плавным движением вошёл почти до конца. Рыжий тут же заметался, пытаясь отстраниться, теперь казалось, что хуже идей, чем эта, ему в голову никогда не приходила.
- Больно!- он ткнулся носом в подушку, лишь бы Олег не видел его лицо сейчас.
- Ни одно действие не совершается просто так, без последствий,- дав парню привыкнуть к своему присутствию – новому и совершенно необычному для Рыжего ощущению мужчины там – он стал медленно двигаться. - Сейчас пройдёт,- он завёл руку под живот Славе, обхватил начавший опадать от болезненных ощущений член и начиная двигать рукой, прижимаясь грудью к его спине, всё ещё красной и горячей от массажа.
Когда Слава уже не понимал, где находится, когда его рассудок отчалил в форсаже, отказываясь составлять компанию телу, он почувствовал короткую, но сильную вспышку наслаждения. Открыть глаза не получалось, они тут же закрывались обратно. Повернув голову Рыжего к себе за подбородок, Олег коснулся губами губ любовника, чуть-чуть прикусил нижнюю, и это стало тем последним действием, после которого Слава кончил. Впервые в жизни он кончал от поцелуя, и это было…ново. Он чувствовал, как его уложили на постель и потрепали по волосам.
- Если скажешь, что не понравилось, придётся повторить, чтобы закрепить знание,- назидательно выдал Олег, устроившись рядом со Славой.
- Это было… странно,- найти более точные слова не получалось. – Но не так неприятно, как я ожидал. Что теперь? Ты же не уйдёшь посреди ночи? Или уйдёшь..,- столько неприкрытой надежды в голосе, что стало не по себе.
- Расскажи мне что-нибудь, а там посмотрим.
- В смысле?
- Знаешь, Рыжик, что было однажды, быть может и дважды,- лукавый взгляд изумрудных глаз и полуулыбка в приглушённом свете таршера были по-своему очаровательны.
- Хм… Наверное, я начну с того, что меня зовут Славой…
***
Открыв глаза и уже делая первые попытки стряхнуть остатки сна, я перевернулся, чтобы обнять Сашу и… упал с дивана. Чёрт, забыл, что по случаю приезда Никиты мы спим раздельно. Встав на четвереньки, я потянулся и снова завалился на мягкий ковёр. Солнышко приятно грело, лоснилось по стенам комнаты, на улице раздавались уже привычные крики детей и скрип качелей. Я не успел довести свои мысли до апогея наслаждения, как мой телефон ожил.
- Не разбудил, Ром?- жизнерадостный голос Рыжего дал мне понять, что всё прошло на ура. А значит, Саша был не прав.
- Боюсь утонуть в океане эмоций, но всё же спрошу: как всё прошло?- я всё-таки позволил себе развалиться на ковре, жмурясь от лучиков солнца, нагло обосновавшихся на мне.
- Как нельзя лучше! Олег был неподражаем,- о! Он что, уже успел записаться в фан-клуб имени Зайцева очередным обожателем? Только бы нет…
- Да, эта сволочь может зацепить кого угодно.
- Никакая он не сволочь! Я даже не думал, что будет так здорово. Жаль, что он уехал. Но обещал вернуться!- тоже мне, Карлсон!
- Ты что, влюбился что ли?
- А тебе-то что!- нет-нет-нет!
- Слав, очнись, это был просто трах на одну ночь. Ты был одним из его перепихов, только и всего!
- Тебя там не было, ты не видел этого! Ты ничего не знаешь! Хотя нет, знаешь, что – пошёл ты,- крикнул он и положил трубку.
Ещё немного подержав телефон у уха, я обессилено опустил руку и, не выдержав, ударил со всей силы ногой по ковру.
- Придурок!
- Я тебе говорил – не надо. Ты не послушал меня. Теперь я могу поспорить – Рыжуха будет попросту надеяться на этого самовлюблённого идиота,- тих шепнул Саша, стоял в дверях. – Скажи мне, Ром, что вы все в нём находите, а?- я нахмурился. Саше не нравилось, что мы с Олегом встречались в Москве, но сколько можно? – И кстати, не кричал бы так – Никита ещё спит,- он покачал головой и отошёл, оставив меня наедине со своим «я».
И понеслась… меня обзвонили все! Как будто сговорились. Позвонили все: от мамы до бывшей класснухи. Ведь надо же было ещё документы в институт подавать…
Немного успокоившись и закончив работу телефонного информбюро, я решил выползти на кухню.
- Поварёнок, смотри, кухню не спали и сам не загорись,- увидев Сашу у плиты, не смог сдержать смешка.
Медленно приблизившись, я приобнял его за талию, заглядывая через плечо. На сковородке шипела забавная яичница-рожица. Два яйца – глаза, кусок колбасы – рот и укроп, в качестве волос. Рядом на столе лежали порезанные сосиски-осьминожки, покорно ожидая своей участи. Идиллия, чёрт возьми.
- Ты злишься?- я несильно прикусил Сашку за шею.
- Я? Злюсь. Но ещё больше мне обидно, что ты меня не послушал. Я просто не хочу, чтобы Рыжему было плохо – неужели, я многого прошу?
- Мы что-нибудь придумаем.
- Ты уже один раз придумал.
- Саш. Не факт, что всё так ужасно, как кажется.
- Надеюсь,- он улыбнулся и повернул голову ко мне. Я уже почти коснулся его губ своими, как за моей спиной раздался писк, переходящий в ультразвук. Я отшатнулся, приложившись виском к открытой дверце шкафчика со специями, а Саша обжёгся о край сковородки.
- Эммм… Привет, Никит. Ты кушать будешь?- улыбаясь, как идиот, спросил я.
- Да! Я осьминожку хочу,- Никита забрался на стул с ногами. Не ребёнок – ангел. Только почему-то этот ангел невзлюбил именно меня. За что мне это? Если вдруг Саша начинал уделять мне внимания больше, чем ему, то даже соседские окна дребезжали от крика мальчишки.
- Как вы относитесь к тому, чтобы сходить искупаться куда-нибудь? А то мы с таким образом жизни зачахнем. Летом тем более,- я уже представил, как Саша в одних плавках разбегается, прыгает в воду, которая расходится кругами от его вторжения. Как он выныривает, встряхивая головой, а по его телу сбегают прозрачными дорожками капельки, огибая даже малейшие выступы. Только представив эту картину, я тяжело задышал и решил перевести мысли в более нейтральное русло.
- Ну, сейчас ещё рановато. А вот часика в четыре – самое оно,- за год Сашкины волосы отросли и сейчас были завязаны в маленький хвостик. В широких шортах, без майки, но в фартуке, он смотрелся, как домохозяйка, растящая сына. – И Рыжуху возьмём,- он зло сверкнул глазами.
- Конечно! Конечно,- отмахнулся я, не отрывая взгляда от Никитиных глаз. Постоянно, когда мы находились с мелким в одном помещении, Никита начинал пялиться на меня. Сначала это жутко выводило, но потом я тоже включился в игру, и пискля стал первым отводить взгляд. Вот откуда в шестилетнем ребёнке столько посторонних эмоций? Шесть лет – это вообще шоколадно-мармеладный возраст, когда весь мир живёт на рабуге и какает бабочками. Не понимаю!
- А вы меня с собой возьмёте?- подал голос пискля.
- Да,- Саша вытер руки и ушёл с кухни.
- Утопить тебя там,- загробным шёпотом добавил я.
- Сааааша! Саша, меня Рома утопить хочет,- Никиту сдуло с табуретки, а я только цокнул языком.
***
Утрамбовав своё любимое мягкое полотенце просто огромных размеров в рюкзак, Саша потянулся к телефону. Набрав номер Антона Петровича, он отошёл к окну. Неожиданно, что-то острое впилось мне в плечо. Дёрнувшись, я увидел улыбающегося Никиту. Если он рассчитывал меня сожрать, то, явно, провалил попытку. Настроение было на удивление игривое, и я, недолго думая, ущипнул его за бок.
- Саш, он щипается,- тут же начал ябедничать пискля.
- Саш, он кусается,- передразнил я.
- Что случилось, Саш?- взял трубку Антон Петрович.
- Пап, забери меня отсюда…

Договорив, Саша строго посмотрел на нас.
- Успокойтесь. Вы меня заколебали. Ром, удивительно, но Никита действительно – вылитый ты. Или наоборот. Помолчите немного, пока я звоню, или никуда не пойдём.
Взяв пачку вишнёвого сока, Саша снова приложил к уху телефон, но уже домашний.
- Здравствуйте, Анастасия Дмитриевна, дайте, пожалуйста, Славу. Нет? Аа… А не знаете, где он? Что?!- Саша выронил коробку с соком. – Спасибо. Извините за беспокойство.
- Саш, что случилось?- я перепугался.
- Ром, я тебя убью… Рыжий уехал в Москву – «друга навестить». Надеюсь, что за друг, ты понимаешь?- я готов был провалиться сквозь землю.
- Что будем делать?- спросил я, тоскливо наблюдая за тем, как Саша вытирает тряпкой сок.
- А что? Всё, что мы могли – уже сделали. Точнее, ты сделал. А теперь, посмотрим, как отреагирует Олежка на появление нашего героя-любовника. Собираемся и едем на Промку – освежиться точно не мешало бы.
Бе, и что я наделал?

Ещё сидя в поезде «Екатеринбург-Москва», Рыжий угрюмо смотрел в окно и думал, что же скажет Олегу. Ночью дома, пока тот спал, Рыжий нашёл его паспорт и переписал адрес. Сложно сказать, на что парень надеялся. Всю дорогу он пытался убедить себя, что влюбиться в парня после одной проведённой с ним ночи – это нормально. Но получалось не очень. А может, он и не влюбился, а так – просто накрутил себе. Какая жалкая надежда! Но правильно говорят люди: «Глупости получаются совершенно случайно, а потто становятся лучшими моментами жизни». Слава хмыкнул и посмотрел на это с другой стороны. «А вдруг, он только и делает, что ждёт меня? Вдруг, он встретит меня, прижмёт к себе, и будем мы жить долго и счастливо, и нарожаем кучу детей…» Последняя мысль заставила фыркнуть, а потом и рассмеяться.

Только подойдя ближе к намеченной цели, Рыжий начал сомневаться. Казалось, что что-то он делает не так, что где-то он напутал.
Занеся три раза руку, чтобы позвонить в дверь, но обессилено опускал её. Последний раз всё обдумав, Слава решил, что не затем столько часов пёрся сюда, чтобы постоять у Олеговой двери, повздыхать да слюни попускать.
В квартире раздалась трель, нарушив уже ставшую привычной тишину, но никто не открывал. «Неужели, его нет дома или я ошибся адресом?» Слава сразу помрачнел, как маленькая тучка. За дверью наметилось некое оживление, и щёлкнул дверной замок.
- Тош, ты чего так рано? Я же сказал, раньше восьми не появляться – буду спать,- на пороге стоял Олег в одних трусах, с взъерошенными волосами и линиями от подушки на лице. Закрыв глаза, он усердно пытался зевнуть. Провалив попытку, господин Зайцев соизволил приоткрыть один глаз и тут же подскочил, как в жопу ужаленный.
- Ты? Какого ты делаешь тут?- но Слава молчал. Все заготовленные фразы мигом выветрились из головы вместе с мыслью, что приехать сюда было хорошей идеей. – Погоди. Только не говори, что ты… Рыжик, что же ты за мальчик-беда такая?- Олег сразу проснулся.
- Я просто хотел увидеть тебя. Ты мне нравишься,- проблеял и мысленно дал себе пощёчину парень. Так непривычно было говорить такое парню.
Гордо вскинув голову, рыжий расправил плечи и посмотрел блондину прямо в глаза.
- Фух. А лицо такое было, будто залетел,- облегчённо выдохнул Олег, поёжившись.
- За порог не пустишь?
- Ммм,- блондин взглянул на часы, которые держал в руке. – У тебя есть час и двадцать минут,- он отошёл, пропуская гостя.
- А что потом?- озираясь по сторонам, Слава сделал шаг. Один, но его хватило, чтобы оказаться в квартире.
- Тет-а-тет,- сладко потягиваясь, Олег двинулся в спальню, демонстрируя своё красивое тело, которое не раз сводило с ума за ту ночь и продолжало это делать сейчас. Его светлые волосы водопадиком лились с макушки по плечам и лопаткам. Всё-таки, ему было, чем гордиться. Но, подумав, Слава понял, что не хотел бы заниматься сексом с Олегом. Пока что.
Уже на повороте в комнату, парень обернулся, перехватывая взгляд Славы, и усмехнулся:
- Не встал ещё?
Рыжий залился краской. Ей Богу, как четырнадцатилетний мальчик, увидевший огромный порно-плакат. Благо слюни не пустил.
- А… А кто прийти должен?- попытался он перевести тему.
Но Олег посмотрел на него таким взглядом, что стало совсем не по себе.
- Меньше знаешь, меньше после секса неувязок,- а потом потрепал по волосам и наклонился к самому уху. – Тебе ведь это сейчас так нужно,- ухо обдало жаром дыхания, и тут же повеял холодок, когда Олег отстранился. – Тем более тебе ещё домой ехать. Ни к чему лишние напряги,- и на вопросительный взгляд добавил. – А ты на что рассчитывал? Извини, Рыжик, я не благотворительное общество, приютом не являюсь и денег не жертвую,- в груди у Славы больно кольнуло.
- Чая хотя бы не жалко?- повесив нос, поинтересовался парень, машинально садясь за компьютерный стол.
- Если он есть, то прошу отведать,- он как-то криво усмехнулся и ушёл из комнаты.
Широкая кровать, заправленная синим одеялом, стеклянный рабочий стол синеватого оттенка, закрытые шторы, и освещение присутствует только благодаря голубоватому отсвету настольной лампы. Обои были непонятно, но приятного фиолетово-голубого оттенка с белыми кружками – насколько понял Слава, – имитация моря. Обстановка комнаты, несмотря на изобилие голубого цвета, радовала глаз. В ней становилось как-то спокойно. Сразу видно – обитель творческой душонки.
Несколько секунд спустя, взгляд Славы заострился на большом стеллаже светло-коричневого цвета, где стояло немереное количество книг. Подойдя поближе, Рыжий стал читать названия. Несколько полок были заняты словарями и самоучителями, одна папками с документами, а на всех остальных стояли разные по размеру и цвету книги. Одни были потёрты настолько, что казалось, будто ими играли в футбол, а другие, наоборот, в красивом новом переплёте с позолотой; от последних ещё исходил запах только напечатанной бумаги. Заострив внимание на одной особенно старой на вид книге, Слава аккуратно взял её с полки и открыл первую попавшуюся страницу. В глаза сразу бросились незнакомые знаки и символы.
- Осторожнее с ними. А то голову оторву. Или то, что ниже пояса,- Олег зашёл с небольшим импровизированным подносом из доски для резки, на котором стояла чашка, вазочка с конфетами, пирожными и ещё одна ёмкость, наверное, с сахаром. – Эти книги мне достались от деда, а ему, возможно, от прадеда. Это самое ценное, что у меня есть,- парень поставил принесённое на стол и, обняв Славу за плечи, одной рукой осторожно вытащил другую книгу. Нежно проведя рукой по обложке, стряхивая небольшой слой пыли с пожелтевшей бумаги, он трепетно перелистнул страницу. Гость зачарованно следил за всеми движениями собеседника. Не каждый мужчина ласкает желанное тело так, как Олег эту книгу.
- Эта книга о маленьком рыжем принце, который никогда не видел снов, ничего не чувствовал ни к кому, никого не любил. Его отцу это не нравилось, и он пригласил мага.
- И что тот сделал?- Слава посмотрел на строки, пытаясь угадать, какой это язык.
- Маг развёл руками и сказал, что не в силах это изменить.
- А как же принц? Он же не мог остаться таким навсегда, это ведь сказка, а сказки всегда хорошо заканчиваются.
- Ну, этого мы никогда не узнаем. Автор умер, не дописав. В завещании он просил не извлекать на свет записи, которые он сложил в одну стопу у стола, а сжечь их, не читая. Но нашлись, как видишь, люди, не уважающие волю покойника. Я не знаю румынского, потому читал эту историю на французском. Во Франции пытались домыслить концовку, но мне кажется, они облажались. Крупно. Не это автор имел в виду, когда писал произведение.
- А что во Франции придумали?
- Принца спасла любовь,- Олег скептически приподнял бровь и поморщился, поворачивая голову к гостю. Слава почувствовал, что начинает краснеть. Этот человек, стоявший рядом с ним, тот, чья рука нежно сжимала его плечё, чьё дыхание обдавало щёку и скулу, мог соблазнить кого угодно, если бы захотел. Приятная внешность, ум, увлекательное, достойное внимания хобби, самостоятельность, всё в нём могло вызвать интерес и даже зависть. Слава был лишь одним из многих, одним из поддавшихся на уловку решившей поиздеваться судьбы. Рыжему стало жалко себя, и он снова попытался взбодриться.
- Неужели, любовь не самый лучший конец для сказки? Или вообще для жизни?
- На мой взгляд любовь занимает далеко не первое место в жизни. Это просто побочное, желаемое действие.
- А что же для тебя имеет значение?
- Карьера. Первым делом надо обустроить свою жизнь. Наступят тяжёлые времена, что ты будешь делать? Любовь? Одной любовью не напьёшься, Рыжик,- только дурак не понял бы намёка.
- То есть, ты считаешь, что человек способен полюбить и разлюбить по своей воле? Что чувства можно просто затолкать в себя? А ты не думаешь, что рано или поздно пихать будет некуда, и всё польётся через край. Нервный срыв, агрессия и так далее,- увещевал Слава, будто был докой в этом деле. – Если это твоё мнение, то ты просто никогда не любил, и тебя никогда не любили. Как считаете, господин ледяной принц?- парень выбрался из объятий и кинул разгневанный взгляд на Олега. Рыжий не мог бы объяснить, чем вызвана такая вспышка противоречивости.
- А ты, по-твоему любил когда-нибудь настоящей любовью?- усмехнулся блондин.
Слава молчал, кусая губы.
- Когда ты будешь жить один, когда перестанешь быть ребёнком и посмотришь реальности в глаза – ты поймёшь, о чём я говорил. Тогда и приходи ко мне.
- Заткнись!- рявкнул парень и подошёл к столу. Взглянув на поднос, добавил уже тише. – Чем мне чай мешать? Рукой?
- Да хоть ногой! За ложкой не пойду – вон, ручку возьми, раз не припекло,- кинув книгу на кровать, Олег вышел из комнаты на балкон.
«Неужели, я настолько вывел его из себя?» подумал оставшийся наедине со своей любовью Слава, печально поглядывая на брошенную книгу.

Остаток времени они мирно пили чай, разговаривали, смеялись, будто ничего и не было. Слава уже забыл про смущение и неловкость, которые испытывал, стоя под дверью и жалея себя.
Олег рассказывал о тонкостях работы переводчика, о некоторых интересных фактах из жизни авторов или происхождении тех или иных слов, при этом так жестикулируя, что Слава еле слышно похрюкивал, сдерживая смех. Не хотелось обидеть такого серьёзного сейчас Олега. Его было приятно слушать, он мог дурачиться, пародируя кого-то, хорошо и чисто говорил, в отличие от Славы, – без всяких «блин», «ну короче» и тому подобных грязных словечек. Слава даже не моргал, так захватывающе звучало всё, что слетало с губ блондина.
Посередине очередного рассказа о переводе «Алисы в стране чудес» раздался звонок в дверь. Олег вальяжно поднялся с места и прошёл в коридор. Поприветствовав вошедшего довольно долгим поцелуем, он махнул рукой в сторону комнаты, где сидел Слава.
- Ты прикинь, этот чувак меня взбесил-то как? Я думал, что прямо там в табло ему пробью… А эт-то кто?- парень остановился и уставился на Рыжего, с откровенным интересом разглядывая его.
- Никто. Он сейчас уходит, правда, Рыжик?- дурак, а всё равно больно.
Слава неуверенно кивнул, задумчиво разглядывая блондина, и встал, направившись к выходу.
- Знаешь, Олег. Теперь я точно уверен. Да, уверен,- его глаза вдруг вспыхнули ярким огоньком. – Мне очень жаль, что ты не смог понять. Au revoir, месье ледяной принц, - второпях блеснул знаниями французского Рыжий, вылетая на лестничную площадку и, не дождавшись лифта, побежал вниз.
***
- Ты сам слышал, он сказал: зашивать надо. Я пойду один.
- Я тебя не оставлю!
- Я что, на операцию семичасовую иду? Ты возьмёшь Никиту и потащишь в эту чёртову больницу? Ты себе это представляешь вообще?
- Нееет! Уж тем более я не буду сидеть с этим чудовищем!
- Ну не знаю, Ром, кто из вас большее чудовище,- я только фыркнул. – Тем более в больнице работает папина знакомая.
- Не боишься, что она отцу расскажет?
- Нет. Я сам ему всё расскажу. Смысла держать это в секрете нет. А чтоб тётя Аня не волновалась скажу, что с забора неудачно спрыгнул и о гвоздь царапнулся.
- Гениально!
- Тёть Аня поверит, даже если я скажу, что сидел спокойно и на меня упал метеорит.
- Ладно. Только возвращайся поскорей. А то если опоздаешь… Можешь не досчитаться одной маленькой капризной недотёпы у себя дома.
- Тебя, что ли?- он улыбнулся и чмокнул меня в щёку. – Не злись, я скоро.
Чёрт. Как же я изголодался. Какой уже день подряд я сплю один? Мой молодой и любвеобильный организм требует любви, а выходит… Чёртов пискля!
За это время я стал просто гиперчувствительным! Любое самое невинное Сашино прикосновение ко мне вызывало неописуемую волну ощущений. И с каждым разом всё труднее стало сдерживать желание разложить его прямо на кухонном столе или стиральной машинке.
Но сейчас не об этом. После похода на реку у Саши открылась рана на шее, и врач настоятельно посоветовал зашить её. Естественно, я не хотел, чтобы Саша шёл один, но это чудо настояло на своём. Но самой ужасной оказалась перспектива сидеть с малолетним писклёй.
В наушниках орала музыка, на компьютере висела очередная стрелялка, пискля терроризировал бедную Ло, и все были довольны.
Несколько минут спустя на мои колени с душераздирающим мявком сиганул пушистый комок и попытался закопаться куда-то в живот. Следом из-за двери высунул нос обидчик.
- Оставь Ло в покое, живодёр.
«А то она матом кричать научится»- закончил я про себя.
- Если будешь её дальше мучить, я из тебя колбасу сделаю,- выключив музыку, я прижал испуганную Ло к себе.
- Ммм,- он состроил недовольную рожу, но несколько секунд спустя снова оживился. – Тогда пойдём на кухню, я есть хочу. Приготовь мне что-нибудь, да поживее.
Вот ведь избалованная дрянь!
- Нет желания. Посмотрим, что осталось от завтрака.
Ничего впечатляющего я не нашёл. В итоге вывалил мелкому на тарелку котлету и творог. Да, знаю, крутой обед. Ничего, пусть съест что-нибудь из этого, а мне всё же придётся готовить.
С мученическим видом Никита вилкой ковырялся в котлете и постоянно горько вздыхал.
- Хватит гипнотизировать её. Ешь давай!
- Не хочу я это есть!
- Не хочешь, давай, я съем,- целая вкусная котлета пропадает.
- Ешь,- он зло усмехнулся и, выставив вправо руку с тарелкой, перевернул её. Котлета упала на пол, что не прошло незамеченным со стороны Ло.
- Доволен? Теперь жди нормальной еды и жуй творог,- я отвернулся к плите.
- Рооом,- послышался тонкий тихий голосок.
- Что ещё?- повернулся я и сделал это зря. Никита сидел, оттянув ложку, как катапульту, и улыбался. Он выждал пару секунд и отпустил конец ложки, запустив в меня добротный комок творога, который попал мне чуть правее носа. Это было последней каплей. Слава Богу, нож я успел положить, а то воткнул бы его во что-нибудь маленькое и писклявое, и я не Ло имею в виду!
Засмеявшись, пискля упорхнул со стула и понёсся в комнату, я кинулся следом.
Возня длилась недолго. За это время Никита искусал меня всего. Но в конце концов, я связал мальчишку по рукам и ногам Сашиной майкой и поясом от халата Антона Петровича.
- Ррразвяжи меня, сейчас же!- вопил мелкий. Но у меня были другие планы. – Если ты меня не развяжешь, я всё расскажу Саше. Нет, сразу дяде Антону!
Это «сразу» меня сильно рассмешило. Немного подумав, я достал из ящика стола скотч и решил отомстить чертёнку по полной. Заклеив пискле рот, я положил его на край ковра и закатал в трубочку. Довольный своей работой, я отряхнул руки и поставил ковёр к стене. Раздалась недовольное мычание откуда-то снизу, и я понял, что поставил ковёр вверх ногами. Сразу вспомнился Шурик со своими приключениями. Решил всё же не быть таким злым и перевернул ковёр, проигнорировав активное мычание. Облегчённо вздохнув, подошёл к компу… и раздался звонок в дверь.
- Неужто наша мамочка что-то забыла?- буркнул я себе под нос, открывая дверь.
И оп! На пороге стоял запыхавшийся Антон Петрович. Блин…
- Привет, Ром,- он улыбнулся и, разувшись, прошёл в зал. – А где Саша с Никитой?
- Ммм. Лучше сядьте,- я кинул взгляд на злорадно хихикающий ковёр и всё рассказал Антону Петровичу.
Я рассказал всё про Сашу, утаив, правда, несколько незначительных подробностей. Освободил Никиту, попутно пытаясь оправдаться, но всё-таки получил нагоняй. Сначала, конечно, Антон Петрович смеялся, долго смеялся, когда узнал, каким способом я решил заткнуть Никиту, но потом, дабы не обидеть писклю, шуточно отчитал меня.
Разобравшись со всем, Антон Петрович пошёл звонить Саше, а я решил звякнуть Рыжему. Для профилактики и обновления базы данных о местонахождении этого чуда.
- Привет, Рыж,- я включил громкую связь и вышел на балкон.
- Ром…- опять этот жалостливый тон. Чего ещё ему Зайцев наговорил?
- М?
- Он меня выгнал,- ну а о чём ты думал? Нет. Ты, похоже, вообще забыл подумать…
- Даже за порог не пустил?
- Пустить-то – пустил, даже разговаривали с ним час, да не о том, о чём надо. А потом пришёл какой-то Тоша, и Олег явно дал понять, кто из нас третий лишний.
- Ну Рыжик…
- Не называй меня так! Он даже не верит, что я могу любить его,- честно, я тоже не верю.
- Ладно тебе, Рыж. Хватит плакаться. Давай, я к тебе зайду. Или ты ко мне, если хочешь.
- Нет. Я не дома. И не собираюсь туда ехать.
- Как это?
- Вот так,- и сбросил, подлец! Вот и куда его несёт на ночь глядя? Не под дверью же у Олега ночевать будет? Хотя нет, лучше под дверью, чем пойдёт шляться куда-нибудь…
***
Нет, домой Славе точно не хотелось. Появилась идея пойти в клуб. Только где его найти? Когда они были тут «на России», ребята ходили в какой-то клуб, но где его сейчас найти? Да и не особо он в тот раз понравился.
Закинув небольшой портфель со всякой мелочью на плечо, Рыжий вышел на улицу.
- Извините, вы не знаете, где тут ближайший ночной клуб?- спросил он у первой встречной парочки.
- Тут не очень далеко. Мы сейчас туда идём, если хочешь, можем проводить тебя,- девушка улыбнулась, заверившись кивком державшего её за руку парня.
- Ты чего такой грустный, паренёк?- спросил молодой человек.
- Да, на личном,- Рыжий неопределённо пожал плечами.
- Ты – мужик, должен девушку в ежовых рукавицах держать!- парень пихнул Рыжего в плечо, и это вызвало волну раздражения.
- Да не слушай ты его. Тебя как зовут-то?- засмеялась девушка.
- Слава,- он уже сдерживался из последних сил. Оставалось потерпеть ещё чуть-чуть и разойтись с ними. Не было абсолютно никакого желания трепаться.
- Я – Таня. Это Гена. А мы почти пришли. Вон там клуб,- она махнула рукой. – Если хочешь, можешь оторваться с нами, ты ведь приезжий, правильно?
- Угу. А это что?- Рыжий указал на неприметное здание.
- А, это гей-клуб,- Гена поморщился.
- Да? Тогда я вынужден вас оставить. Мне как раз туда и надо,- Слава постарался улыбнуться как можно более пахабной улыбкой и, перебежав через дорогу, помахал проводникам рукой.
Единственной проблемой могла стать только проверка документов. И такая проблема действительно встала. Стушевавшись, Рыжий сделал вид, что кого-то ждёт. Простояв с двадцать минут, он попытался пройти внутрь, но его не пустили. Ещё через двадцать минут его кто-то подтолкнул ко входу.
- Он со мной,- сказал мужчина охраннику, и Рыжего пропустили. Слава чувствовал, как начинает краснеть. Ну почему он никогда не думает головой прежде, чем что-то сделать? – Развлекайся,- шепнули на ухо. Слава так и не разглядел, кто это был.
Окунувшись вглубь душного помещения, сверкавшего миллионами разноцветных лампочек и огоньков, парень направился к барной стойке, достав кошелёк.
Денег в кошельке оказалось не так много, как хотелось бы, но это не остановило Рыжего. Он заказал себе пинаколаду, попробовать которую мечтал уже давно. Зря. На вкус – редкостная крепкая дрянь, не оправдывающая свою цену. Парень пил какой-то ликёр, ром без колы, ром с колой и ещё какую-то мутную крепкую гадость, пока танцпол не начал кружиться.
- Один…- донеслось до Славы, и чья-то рука легла ему на талию.
- Простите?
- Я говорю: почему такой мальчик стоит один?
- Эээ,- Рыжий не знал, что ответить. Выпитое дало о себе знать, потому даже сфокусировать взгляд на незнакомце не удавалось. – Иди отсюда,- выпалил Рыжий, резко меняя заторможенность на агрессию. Не хотелось вообще ничего, только оказаться дома в своей кровати, а не шляться ночью по незнакомому городу.
- Что ты сказал?
- Отвали от меня-я-я,- протянул Рыжий, пьяно улыбаясь. Мужчина отшатнулся, зло оскалившись.
- Сейчас отвалю! Я сейчас так отвалю!- незнакомец больно схватил Рыжего за локоть и поволок по направлению к туалету. Парень болтался, как воздушный шарик у Пятачка в лапке, не сопротивляясь и совсем не понимая, что происходит. Когда его резко развернули и ткнули носом в стену, а чьи-то руки легли на ремень, до Славы начало понемногу доходить всё происходящее, и он попытался вырваться. Но мужчина держал крепко. Слава не догадался закричать, да и казалось, толку от этого не будет, только трепыхался, как пойманная бабочка. С него уже почти сняли штаны, когда руки и губы исчезли.
- Ты в порядке?- кто-то тронул его за плечо, и Славе стало совсем плохо. – Видимо, нет. Как тебя зовут?
- Ры… ВячеСлава.
Спаситель засмеялся.
- Ну Вячеслава, так Вячеслава. Отвезти тебя домой?
Рыжий кивнул. То, что дом его в двенадцати часах на поезде, он решил не упоминать.
- Ну говори адрес, если помнишь.
И Слава назвал единственный известный московский адрес.
***
Парень не сразу потащил Рыжего в машину. На улице Славе стало лучше, и он попросил посидеть чуть-чуть на бордюре, протрезветь. Когда в голове перестали греметь барабаны, а в глазах не двоилось, Рыжий встал с земли и направился в одному ему известном направлении.
- Ты куда?- окликнул его Артём. Парень за всё это время не сказал ни слова, терпеливо выжидая, пока Рыжий придёт в себя.
- Не знаю,- Слава обернулся и только тогда заметил, что Артём стоит у машины. – Вау,- он раскрыл рот. Чёрный «Cabriolet» с надписью «It doesn’t fuck me» на крыле. Дорогая машинка-то.
- Не хочешь прокатиться? Просто по городу.
- Можно. Очень даже можно.
***
- Ты занимаешься каким-нибудь спортом?- неожиданно спросил Артём во время поездки.
- Ну да. А с чего ты взял?
- Ты просто такой высокий. Выше меня. Дай угадаю – баскетбол?
- Ни разу не баскетбол! Волейбол.
- Я бы посмотрел, как ты играешь,- Рыжий смутился.
- А ты? Занимаешься чем-нибудь? Сколько тебе лет? И вообще, кто ты такой?- спохватился Слава.
Артём засмеялся и не унимался несколько минут.
- Ничего смертельного тебе не угрожало, но вот задница твоя пострадать могла,- Слава икнул. – Я просто проходил мимо, решил помочь.
- То есть ты вроде брата милосердия, во внеурочное время ходишь по клубам и спасаешь людей от.. анальной кары? С чего это вдруг тебе в голову взбрело помочь?
Парень под таким напором поник.
- Просто захотел. Почему бы мне не помочь тому, кто нуждается в помощи?
- Да. Прости. Я забыл поблагодарить тебя. На чём мы там остановились? Сколько тебе лет?
- Двадцать будет скоро. А насчёт спорта – занимался я несколько лет кикбоксингом, но потом пришлось уйти. Однако рефлексы так никуда и не делись.
- Понятно. Не люблю такие виды спорта. А мне… двадцать один.
- И в каком году ты родился?
- Тысяча девятьсот девяносто…- мозг напрочь отказывался производить какие-либо математические расчеты. – Девяностом.
- Даже не знаю, кто бы тебе поверил. Если бы это было так, ты бы не задумался. Сколько тебе лет?
- Двадцать,- Артём укоризненно взглянул на спутника. – Девятнадцать,- снова насмешливый взгляд. – Восемнадцать?- уже больше с вопросительной интонацией произнёс Слава.
- Ты не ракету запускаешь!
- Семнадцать,- уверенно выдохнул Рыжий, и Артём вдруг резко затормозил. Слава не успел среагировать и ударился лбом о торпеду, хорошо, что не очень сильно.
- Тебе семнадцать?
- Ну да. А что?- у парня из глаз посыпались звёзды. Он сидел, скорчившись и держась за голову.
- Ничего. Прости, пожалуйста. Мы почти приехали.
Остаток пути они ехали молча, А Рыжий даже умудрился задремать, не удосужившись вспомнить, куда они должны прибыть.
***
Шатать до сих пор шатало, потому Артём поддерживал Славу за талию. Когда они поднимались на лифте, парень ощущал какое-то чувство дежа вю. Но в голове было легко, язык заплетался, и было очень хорошо.
Когда они подошли к двери квартиры, Рыжий кивком указал на звонок, и Артём нажал на кнопку…
Дверь открыли не сразу. Но когда Рыжий увидел на пороге сонного Олега, тут же протрезвел и вспомнил, чей адрес он дал тогда в клубе.
- Рыжик,- грозно начал блондин. – Ты какого творишь, тупая ты башка?
- А что? Пойти мне больше некуда, ты меня выгнал. Приюти, а? С ним вместе,- Рыжий кивнул на напряжённо молчавшего Артёма.
- А соседей не позвать? Мотай отсюда,- из-за плеча Олега высунулся недавний знакомый Рыжего – Тоша.
- Ой, опять он. Слушай, а он ничего. Может, к нам его? Пока он пьяненький. Ну, того?
- Сам ты того, Тош! Что тут вообще происходит?
- Ему негде переночевать, как я понял. Впусти его,- впервые подал голос Артём и подтолкнул повисшего на нём парня ко входу.
- Тебя вообще ни разу не видел,- Олег разозлился и толкнул Артёма в плечо, тот пошатнулся и отпустил Славу.
Картина взору соседей предстала просто потрясающая. Третий час ночи. Человек в трусах стоит в проходе, растрёпанный и злой, из-за его плеча выглядывает другой, тоже полуодетый, парень. По другую сторону двери расположился полностью одетый хмурый брюнет, а мальчик с огненно-рыжими волосами сполз по стенке, вылупившись на происходящее.
Воистину, картина репина «Не ждали».
- Ты руки не распускай,- рыкнул Артёмт и бросился на блондина с кулаками. От звука удара Рыжий зажмурился, а когда открыл глаза, увидел спускающегося вниз по лестнице Артёма и лежащего на полу Олега.
- Олег. Олеженька, прости, я не хотел. Забыл сказать, точнее, не успел, - он кикбоксёр,- бросился Слава к нему. – Больно?
- Иди отсюда, а?- зло проговорил Тоша, выталкивая парня из квартиры и закрывая за ним дверь.
«Да куда же я пойду-то?»- шепнул себе Рыжий, сползая по стенке и утыкаясь носом в колени.

запись создана: 13.01.2011 в 21:24

@темы: Всё будет хорошо, Ориджинал

URL
Комментарии
2011-04-23 в 15:17 

[Lessi]
"Я на Земле был брошен в яркий бал, и в диком танце масок и обличий забыл любовь и дружбу потерял..."
Обновление:
Сколько он так сидел, Слава сказать не мог. Сначала он пытался обдумать то положение, в котором находился, потом начал злиться на себя и на Олега, даже слёзы на глаза навернулись. Алкоголь, вроде бы выветрившийся, напомнил о себе; Славу замутило и снова начала кружиться голова, а звуки слышались отдалённо и тихо. Через какое-то время парень даже задремал, потому и не услышал, как открывается рядом дверь. А через секунду его ощутимо толкнули в бок, отчего он, не удержав равновесие, упал на грязный пол. Желудок не оценил такого быстрого и неожиданного перемещения тела, и Слава, зажмурившись, зажал рот ладонью. А когда через несколько секунд открыл глаза, увидел одетого и злого Тошу у дверей лифта. Не понимая, что происходит, Слава попытался сесть, нацепив глупую улыбку на лицо, когда манёвр всё-таки удался.
- Чему улыбаешься?- зло спросил Антон. – Тебе всё равно нет места рядом с ним,- закончил он, уже стоя в кабинке.
Слава фыркнул: что-что, а вот подколки Антона его сейчас волновали меньше всего.
- Сам поднимешься или помочь?- Олег появился так неожиданно, что Рыжий шарахнулся и ударился обо что-то головой. А может, он стоял там всё то время?
- Как ты тут оказался?
- Эн-нет, Рыжик, единственный, кто имеет тут право задавать такие вопросы – это я. Как ты тут оказался, дурья башка? Ты должен был домой уехать ещё хрен знамо сколько времени назад!
- Не кричи!
- Да нет, что ты! Пусть соседи знают, что ко мне всякие пидорасы шляются, мало ли мне других проблем!
- А сам-то ты кто?- тоже закричал Слава. – Пидорас и есть.
Олег, злой и растрёпанный, тяжело дышал и сверлил взглядом парня.
- Можно было погромче. А то не все соседи услышали о подробностях моей личной жизни. Вдруг найдутся люди со схожими интересами? И мы пойдём все вместе на гей-парад,- громко закричал он. – А потом на старости лет со смехом будем вспоминать, что всю жизнь долбились в задницу, и можно забыть о внуках и других наследничках,- непонятно, к чему, закончил Олег.
Славе было всё равно, он всем свои видом показывал то, как ему плохо. Так сильно он не напивался с того раза, как впервые попробовал водку.
- Всё, хватит. Идём домой, там разберёмся,- Олег присел и, подняв голову Рыжего за подбородок, взглянул ему в глаза, улыбнувшись чему-то своему. – Так сам встанешь, или тебе помочь?
- Сам,- парень, пошатываясь, встал и по стеночке дошёл до квартиры. Блондин взял забытую им сумку и, оглянувшись напоследок, закрыл входную дверь.

- Сам знаешь, где туалет.
Когда Рыжий услышал эти слова, тошнота, о которой он успел забыть, снова подкатила к горлу. Парень скинул кроссовки и, натыкаясь на углы, побежал в комнатку с изображением писающего мальчика на дверце.
В другой подобной ситуации Рыжему стало бы стыдно, но только не сейчас, когда в голове застряла лишь одна навязчивая мысль: сделать хоть что-нибудь, чтобы полегчало. А ещё ужасно злили длинные волосы, которые никак не удавалось убрать хоть куда-нибудь…
- На, выпей,- Олег присел на корточки и протянул стакан с водой и растворимой таблеткой.
Слава, не нашедший слов благодарности, активно закивал, да так активно, что его снова замутило. Зато хмель из головы начал потихоньку выветриваться, что не могло не радовать, и Рыжий, снова растянув губы в преглупой улыбке, понял, ему наконец-то стало лучше. Последнее, что он заметил перед тем, как закрыть глаза, было то, как Олег поморщился и вышел, прикрывая дверь. Этот жест возвратил запоздавшее ощущение стыда на место, больно уколов сердце.

- Полегчало?- спросил читающий в кресле Олег, увидев в дверях насупленного Славу.
- Угу.
- А глазки-то блестят,- усмехнулся блондин. – Чем ты думал, когда решил сходить повеселиться? Хотя нет, лучше скажи, каким местом ты размышлял в поезде «Екатеринбург-Москва», а потом в автобусе «железнодорожный вокзал – мой дом». Наверное, ответ будет один и тот же.
- Я не думал, что всё так получится.
- Вот именно, ключевые слова здесь: не думал. А стоило бы. Ладно, рассказывай, что там с тобой приключилось.
И Слава заплетающимся языком поведал всё приключившееся с ним в эту ночь, иногда спотыкаясь о сложные и длинные слова.
- Вот как. Ну, ничего необычного.
- Тебе неприятно?- погрустнев, спросил Слава, вспоминая то презрительное выражение лица.
- О чём ты?
- Ну, ты, когда вышел, так поморщился…
- А, это. Да ладно тебе чушь нести. Со всеми такое бывает. Просто, я вспомнил позапрошлый Новый Год. В тот день я находился в таком положении… не особо лучше твоего. И именно тогда я зарёкся пить до такого никакуйска,- Олег рассмеялся, и Рыжему стало легче, будто камень с души свалился.
- Слушай, ты уже стоя засыпаешь. Ложись, давай,- оба парня зевнули.
- На кровать?
- Нет, на потолок. Мне тебе так одеяло легче заправлять будет. На кровать, конечно. И возьми майку ту, что я тебе приготовил. Твоя провоняла, что за километр учуять можно.
- Не смей ко мне приставать,- переодевшись и устраиваясь у стенки, выдал Слава.
- Приста… Что? Ну и самомнение же у тебя!
Слава не успел нормально устроиться на кровати и улечься на подушке, как тут же отрубился.

Проснулся он от того, что кто-то медленно стягивал с него простынку, которой он всё же накрылся, спасаясь от назойливых комаров.
- Ну мам, что ты делаешь?- пробубнил Рыжий, сворачиваясь калачиком.
Раздался смешок и следом его потрясли за плечо.
- Ну что смешного? Ещё так рано. Уйди.
- А где же пожалуйста?- шепнул ему на ухо мужской голос.
Слава вскочил, осознавая, что он находится не дома.
- Что ты..?- парень закашлялся. – Что тебе нужно?
- Прости, Рыжик. Я так долго противился этому искушению, но в итоге смирился с утверждением, что я подобострастный человек, и позволил желанию взять над собой верх,- блондин улыбнулся, что было видно даже в темноте комнаты, благодаря открытым шторам, и уложил Славу обратно на кровать, коленями зажимая его бёдра.
- Олег, у меня так болит голова, и я очень хочу спать. Пойми меня,- Рыжий попытался выскользнуть из захвата, но его попытки провалились с треском.
- И ты меня пойми Рыжик, я тоже очень… хочу! Так как именно из-за тебя пришлось выгнать Тошу, тебе придётся отдуваться и за него.
- Я не хочу…
- Дай мне шанс, и ты захочешь,- шепнул Олег, стягивая всю одежду со Славы. – Ты такой прикольный когда спишь. На хомяка похож.
Рыжий улыбнулся, потягиваясь и гладя Олега по плечу. Он ещё не проснулся, он ещё не протрезвел до конца, ему было до лампочки, что с ним будут делать, лишь бы потом отстали и дали досмотреть классный сон про чемпионат мира. Ему были приятны ласки Олега.
Сначала блондин вылизывал его шею, и Рыжий глухо смеялся, потому что было жутко щекотно, потом соски, и Слава стонал, потому что ему очень нравилось, как делал это Олег, потом живот, и тут парень не выдержал и засмеялся в голос.
- Щекотно же,- Рыжий трясся, пытаясь стряхнуть с себя Олега.
- Всё у тебя, Рыжик, не по-человечески. Хочешь ему приятное сделать, а он хохотом тут заливается.
- Прости-прости, я постараюсь сдерживаться.
Олег продолжил: целовал и прикусывал внутреннюю сторону бёдер и коленок, массировал руками его ноги, пока случайно не зацепил пятку.
- Аааахахах,- Слава взвизгнул и, перевернувшись, уткнулся носом в подушку, начиная лягаться. – Только не пятки!- взвыл он.
Блондин молчал, но потихоньку начинал злиться. Тогда он перевернул хохочущего любовника на спину и вобрал в рот головку его члена, от души надеясь, что хоть там ему щекотно не будет. Не было. Слава заметно притих, начал подаваться бёдрами вперёд и глухо стонать.
«Нравится» - с удовольствием отметил Олег. Конечно, ещё бы не нравилось. Блондин прошёлся языком по всему стволу, помогая себе руками, и заглотил так глубоко, насколько смог. Через несколько минут он отметил, что Слава уже не дёргается и не извивается под ним, а когда прервал оральные ласки, услышал только размеренное сопение. Спит?!
- Да что же у тебя всё не по-человечески, Рыжик?!- взвыл Олег, утыкаясь головой парню в живот.

URL
2011-04-23 в 15:19 

[Lessi]
"Я на Земле был брошен в яркий бал, и в диком танце масок и обличий забыл любовь и дружбу потерял..."

А вот и Рыжольда))

URL
2012-04-07 в 02:56 

А как там продолжение? Ожидать или можно считать хэпиэндом?

2012-04-12 в 21:11 

[Lessi]
"Я на Земле был брошен в яркий бал, и в диком танце масок и обличий забыл любовь и дружбу потерял..."
Продолжение будет. Правда вот не знаю, когда на него будет время, но то, что оно будет - 100% информация) Просто сейчас я более увлечена "Первым походом", потому ВБХ отошёл как-то на второй план пока. Приношу извинения за ожидания, не знала, что кому-то это всё ещё интересно)

URL
   

главная