"Я на Земле был брошен в яркий бал, и в диком танце масок и обличий забыл любовь и дружбу потерял..."
"Real person game" (2)

Флавий из клана Аристидесов был высок ростом и широк в плечах, любил облачаться в темные одежды и в любое время года носил кожаные черные перчатки. В сексе брал на себя лишь активную роль и предпочитал жесткие игры.
Полагалось наделять персонажа какими-нибудь слабостями, вредными привычками. Осмотревшись по сторонам, я уперся взглядом в пачку сигарет, и, недолго думая, написал: «Курит». Чуть поразмыслив и сделав скидку на особенности стилизованного под Средневековье мира, добавил: «трубку».
Я несколько раз перечитал правила написания анкет, сравнил результат своих трудов с уже принятыми анкетами, и после долгих уточнений, дополнений и переделок нажал, наконец, кнопку «отправить».
Вступить в игру можно было только после того, как анкету примет кто-нибудь из администраторов. В игре их было двое, но когда я отправлял анкету, оба отсутствовали. Значит, мне оставалось только ждать.
Дэнни тоже не появлялся: от Дирка я узнал, что вся их компания отправилась в кино. Я долго болтался без дела по дому, и, наконец, снова влез в компьютер.
Анкету так до сих пор и не приняли. Впрочем, замечаний тоже не было – значит, ее еще попросту не смотрели. Я проверил список участников, заходивших в этот день, и админов там не значилось.
От нечего делать я пробежался по другим играм. Мими де Анж все так же восторженно пищал под Бернаром, а тот не спешил ему отвечать. Антуан самозабвенно целовался с помощником колдуна. За юного лейтенанта внесли выкуп, и он покинул пиратское судно в приподнятом настроении, а на корабль между тем под видом плотника пробрался молоденький шпион, и нетрудно было смекнуть, кто станет следующей добычей шустрого морехода.
Словом, у всех дела шли на лад. Хотелось расценивать это, как знак, что все сладится и у меня.
Я вернулся на «Голубой кристалл». В глаза сразу бросилось новое сообщение в теме «Поиск партнера по игре». Его оставил Конрад, тот самый маг из клана Аристидесов, который развлекался сейчас с юношей в кандалах.
«Если согласны подождать, то я могу перехватить вас после того, как доиграю с Альваро».
У меня зашумело в ушах. Моя анкета еще не принята, черт возьми! Просто еще не принята, но она есть! Так какого дьявола ты ведешь себя так, как будто ты здесь единственный Аристидес, и милостиво разрешаешь Дэнни дожидаться, пока ты дотрахаешь, наконец, своего Альваро!
Я метнулся к списку участников, появлявшихся в этот день. Никого из админов. Что за хрень – два админа на игре, и за столько часов ни один туда носа не кажет! Ну да, сами они игровых линий не вели, но за порядком-то кто-то должен следить!
Стрелки на часах приближались к шести. Парни ушли на пятичасовой сеанс. Время еще есть. Есть шанс, что меня примут до того, как Дэнни вернется из кино и зайдет на форум.
Еще четверть часа. Никого.
Еще полчаса. Конрад знай себе резвился с Альваро. Из админов – никого.
Еще пятнадцать минут. Альваро вышел из форума.
Десять минут.
Я машинально бродил с одной игры на другую, не вникая, что на них происходит.
Еще полчаса. Перед домом послышались знакомые голоса. Я вскочил со стула, бросился к окну. Дэнни. Дэнни в своих черных кожаных штанишках и безрукавке. Он перекинулся несколькими словами с Дирком, повернулся и зашагал к своему дому. Дирк направился к крыльцу, и, заметив меня в окне, весело помахал рукой.
Я вернулся к столу и медленно опустился на стул. Что же делать? У меня похищают Дэнни. Похищают у меня на глазах. Да еще эдак высокомерно велят подождать похитителя.
Стоп. А кто мне мешает сделать то же самое? Пока анкету не приняли, я не могу вступать в игру. Но это не значит, что я не могу писать личные сообщения.
То и дело попадая не на те клавиши, ставя пробелы не там, где надо, я набарабанил-таки послание:
«Добрый вечер!
Если Ваше предложение еще в силе, то я охотно перехвачу Вас в замке. Мою анкету еще не приняли, но я надеюсь, что меня, все-таки, возьмут, и в ближайшее время».
Конечно, говорить так было излишне самонадеянно, и все же это было лучше, чем предложение подождать, пока игрок не натрахается с другим парнем.
Отправив сообщение, я пошел на кухню. Родители были в гостях, Дирк шуровал у плиты, подогревая чайник.
- Как фильм? – спросил я.
- А, фигня, - отмахнулся Дирк. – Хотя, погоня в конце была крутая.
В понимании моего братишки это была исчерпывающая информация.
Чайник не закипал целую вечность. Не то чтобы мне хотелось пить, просто нужно было как-то убить время. Наконец, выдув чашку, я потащился обратно к себе.
- Мы с ребятами на выходные в лес на пикник махнем, - крикнул Дирк мне вслед.
- Ага…
Я подавил желание сразу залезть в «Голубой кристалл». В конце концов, с чего я взял, что Дэнни, едва войдя в дом, сразу кинется к компьютеру? Почему я решил, что он такой же псих, как и я?
А может, как раз такой же? Я же читал его посты.
Я обошел «Гей Роджера», «Луизиану» - и не понял в них ни единого слова. И зашел на «Голубой кристалл».
Личное сообщение:
«Добрый вечер!
По плану я должен войти в замок через Северные ворота и направиться в подземелья, где хранится артефакт. Где бы Вы могли меня перехватить?
P. S. Вашу анкету приняли (смайлик)».
В списке участников, помимо Курта, появился один из админов, Рафаэль. А в конце моей анкеты, выделенная красным шрифтом, красовалась приписка: «Приняты!».

Дэнни, то есть, Курт, объяснил мне в личке кое-какие подробности насчет артефакта. Общеизвестный факт заключался в том, что артефакт лишал магической мощи похитившего его колдуна, но Курту только предстояло выяснить на собственном опыте, что у обычного человека он отнимал физические силы. Следовательно, Флавию предстояло перехватить Курта уже после того, как тот возьмет в руки свою добычу. Лишенный силы Дэнни должен был целиком оказаться в моей власти.
Проникновение в подземелье, где хранился артефакт, Дэнни отыгрывал с неписью-стражей. Я в это время ждал в башне, наблюдая за магической сигнализацией. Банально, конечно, но ни на какое новаторство в области фэнтези высокорейтинговая яойка и не претендовала.
Наемный убийца разобрался со стражей очень быстро.

Курт, 15.07.09 21.18

Курт обогнул тело второго стражника и добрался, наконец, до двери. Осмотр замка вызвал удивление, смешанное с тревогой. Это оказался самый простой механизм, без малейших признаков каких-либо хитростей и ловушек. Возможно ли, чтобы защита сводилась к паре косоруких стражников да к простой железяке? Или Аристидесы полностью полагались на волшебную силу артефакта? А может, западня поджидает внутри? Что ж, Курту предстояло это выяснить.
Чтобы управиться с замком, хватило нескольких движений отмычкой. Курт медленно отворил дверь и внимательно присмотрелся. Ну, точно! На губах наемника появилась довольная улыбка. Вот она, еле заметная в свете факелов металлическая нить, натянутая дюймах в десяти над полом. Аристидесы полагали, что на их сокровище посягнут наивные младенцы?
Курт осторожно переступил через нить и шагнул в комнату. Какая странная обстановка. Узкий длинный стол, резное деревянное кресло, скамья, цепи, развешанные по стенам… У стены, противоположной входу – небольшой постамент. Между двух подсвечников в виде черепов лежал маленький кусок гранита с прикрепленным к нему металлическим щитом. Разглядеть изображение на щите с такого расстояния Курт не мог, но он знал, что там должно быть: замок с двумя башнями, герб Аристидесов, символ их могущества.
Света факелов, проникавшего из коридора в комнату, было достаточно, чтобы приблизиться к постаменту, глядя себе под ноги. Никаких новых ловушек. Несколько шагов – и Курт уже у цели.
Неужели все? Так просто? Ну, нет. Расслабляться нельзя. Но и медлить не следует. Как-никак, впереди еще обратный путь. Кто знает, через какое время явится смена стражи.
Курт протянул руку к камню. Секундное колебание… Но в следующий миг его рука решительно схватила кусочек гранита и сжала его.
Все, дело сделано! Теперь – обратно!
Улыбнувшись, Курт хотел повернуться к двери – и обнаружил, что не может двинуться с места.

Флавий 15.07.09 21.54

Позвякиванье колокольчика, соединенного с поворотным механизмом подвальной двери, возвестило о том, что хранилище открыто. Флавий только покачал головой. Надо же, как быстро гость управился со стражей. Хотелось бы, чтобы он оказался так же хорош собой, как и проворен. Тогда Флавия ожидает на редкость приятная ночь. Ну а если нет… Что ж, будет чем побаловать тигра в зверинце замка.
Флавий поудобней устроился в кресле и принялся наблюдать за сосудом с алой жидкостью, стоявшим на каминной полке. Жидкость забурлит, как только артефакт сдвинут с места.
Ждать сигнала пришлось недолго. Кажется, воришка оказался не из медлительных.
Флавий улыбнулся и поднялся с кресла. Он взял с мраморного столика перчатки и, натягивая их на ходу, вышел из своих покоев.
Спустившись по винтовой лестнице в подземелье, Флавий сразу увидел тела стражников на каменном полу. Он с досадой скрипнул зубами. Что за олухи…
Дверь в хранилище была открыта. Флавий приблизился к ней и заглянул внутрь. В колеблющемся свете факелов, льющемся из коридора, он увидел высокого худощавого юношу с белокурыми волосами, застывшего у постамента с протянутой рукой.
- Не помешаю? – осведомился Флавий, оперевшись рукой о косяк.

Курт 15.07.09. 22.31

Проклятие! Почему его никто не предупредил? Почему его послали на верную гибель?!
Эти мысли проносились в голове Курта, контрастируя своей стремительностью с оцепенением, сковавшим его тело. Не требовалось эзотерических знаний, чтобы догадаться, что произошло. Камень лишал волшебной силы магов и обычной силы – всех остальных. Те, кто посылал его с заданием, скорее всего, и не подозревали об этом: зачем бы им было поручать кражу человеку, который заведомо не сумеет выбраться с добычей. Но он-то, он-то хорош! Попался со всеми потрохами. В любой момент на смену явятся новые сторожа, увидят тела своих товарищей, и жить ему останется ровно столько времени, сколько им понадобится, чтобы вынуть мечи из ножен.
«Не помешаю?». Этот голос, насмешливый и спокойный, был негромок, но для Курта он прозвучал, как удар грома. Он попытался повернуть голову, но ничего не вышло. Однако у него еще осталась способность говорить.
- Кто вы? – с трудом шевеля губами, вымолвил он.

Флавий 16.07.09 22.58

Флавий усмехнулся.
- Кто я? Согласитесь, в данных обстоятельствах это мне резоннее полюбопытствовать, с кем я имею счастье беседовать.
Флавий шагнул к противоположной стене коридора, снял с нее факел, и, аккуратно переступив нить, преграждавшую вход, вошел в комнату. Он закрепил факел на стене и неторопливо приблизился к пленнику.
Пламя факела осветило тонкие черты лица. Не похож на простолюдина. Кто же он? Потомок обедневшего рода? Бастард, плод связи светского шалопая и наивной девушки? Или томящуюся под надзором нянек красавицу развлек на особый лад заезжий менестрель? Как бы там ни было, тигру сегодня достанутся тела двух стражников-ротозеев. А это лакомство он прибережет для себя.
- Как твое имя? – спросил он, проводя пальцем по бледной щеке юноши.

Курт 16.07.09 23.27

Курт слышал приближающиеся шаги, но ничего не мог сделать. Как ненавистно ему было это ощущение беспомощности! В жизни ему не раз доводилось оказываться в опасности. Ему расставляли ловушки, за ним бросались в погоню, но он всегда знал, что исход любой переделки зависит не только от противника, но и от него самого. Сейчас все было иначе. Сейчас он не в силах был ничего изменить.
Незнакомец очутился перед ним. Он был высок, выше Курта. И явно очень силен – Курт умел угадывать силу в людях.
Курт буквально чувствовал, как его оглядывают с ног до головы. Взгляд черных глаз незнакомца задержался на его лице. Ищет признаки страха? Готовность унизиться до просьбы о пощаде? Пусть не обольщается.
Прикосновение кожаной перчатки к щеке. «Как твое имя?».
- Курт, - с трудом вымолвил наемник.
Фамилию сообщать было незачем: все равно она досталась Курту от наставника, обучавшего его обращению с оружием. А своей собственной он не знал.

Флавий 17.07.09 00.03

- Просто Курт, без фамилии? Что ж, этого вполне достаточно.
Забавы с обездвиженной жертвой не слишком прельщали Флавия. Ему хотелось, чтобы пленник не мог сопротивляться, но все же реагировал на то, что с ним произойдет.
Флавий взял в ладони руку юноши, сжимавшую камень. Он аккуратно разжал его пальцы и высвободил артефакт. Осторожно поставил сокровище на место, тщательно придав ему прежнее положение. Затем он вновь повернулся к Курту.
- Теперь ты можешь двигаться, но очень медленно. Прежнюю скорость и силу тебе сможет вернуть лишь особый ритуал, известный одним Аристидесам. Посмотрим, на что ты готов, чтобы уговорить меня провести его.

Курт 17.07.09 00.29

Курт следил, как незнакомец опускает артефакт на постамент. Он был словно заворожен этим действом и даже не сразу заметил перемен, произошедших с его телом. Лишь после слов Аристидеса он шевельнул рукой и обнаружил, что вновь обрел подвижность.
Если, конечно, это можно назвать подвижностью. Он двигался, преодолевая сопротивление воздуха с таким трудом, как если бы это была толща воды. Силы в ногах и руках не ощущалось, мышцы ослабли. В таком состоянии Курт не сумел бы не только сопротивляться, но и просто бежать.
Услышав слова о ритуале, Курт со злобой взглянул на незнакомца. Новая ловушка? Нет уж, на эту удочку он не попадется!
- Я не назову вам тех, кто меня послал, - процедил он. – И не надейтесь.

Флавий 17.07.09 00.50

Флавий расхохотался.
- А ты еще наивней, чем кажешься, - сказал он. – Полагаешь, я ждал от тебя имен? Дитя мое, я сам могу назвать их тебе. Точнее, я могу перечислить тебе несколько вариантов. И поверь, мне совершенно безразлично, кто именно из них загнал тебя в эту клетку. Для меня важен лишь результат: что ты находишься здесь. И сейчас я должен решить, как с тобой поступить.
С этими словами Флавий подошел к столу и вытянул выдвижной ящик. Он извлек оттуда трубку, табакерку и огниво. Усевшись в кресло, принялся неторопливо набивать трубку, то и дело поглядывая на пленника.
- Думаю, мы устроим вот что, - сказал он, наконец, выбивая искру и затягиваясь. – Для начала та разденешься. Тогда я решу, что с тобой лучше будет сделать.

Курт 17.07.09 01.12

Этот напыщенный франт обращался с ним, как кошка с полузадушенной мышью! Отошел в сторонку, занялся своей трубкой, словно и дела ему нет до своей жертвы. Но Курт прекрасно понимал, что, стоит ему сделать хоть одно движение в сторону двери, как он тотчас окажется схвачен безжалостными когтями. У него не было шансов.
От слов незнакомца похолодело внутри. Кулаки сжались – если так можно было выразиться о вялом движении кистей рук, которое ему удалось.
- Не надейся, - процедил Курт. – И не подумаю раздеваться.

Флавий 17.07.09 01.36

Флавий сосредоточенно смотрел на чашечку трубки. Казалось, ничто на свете не занимает его сейчас сильнее, чем сизоватые завитки табачного дыма.
Прошло не меньше минуты, прежде чем он вынул трубку изо рта.
- Видишь ли, малыш… - Флавий откашлялся: голос от курения прозвучал хрипло. – Вопрос, окажешься ты в конце концов голым или нет, не стоит. Я уже решил, что окажешься. Вопрос заключается в том, как именно это произойдет. Я не люблю раздевать кого-либо сам. Я люблю смотреть, как это происходит. Следовательно, я с тебя снимать одежду не стану, и это оставляет тебе два выхода. Первый – ты продолжаешь упрямиться, и я зову стражей. Я слыву щедрым хозяином, и, поскольку, раздев тебя, они окажут мне услугу, я должен буду их вознаградить. После того, как я сам сделаю с тобой все, что сочту нужным, я отдам тебя им. Здесь, за дверью, лежат тела двоих из товарищей, убитых тобой. Думаю, ты понимаешь, что ни на милосердие, ни на быстрое и легкое избавление тебе в их руках рассчитывать не придется. – Флавий поднес трубку к губам и сделал еще одну глубокую затяжку. – Второй выход – ты снимаешь с себя одежду сам, и все, что происходит далее, остается только между нами. Согласись, это не худшая участь, на которую может рассчитывать вор, пойманный на месте преступления.

Курт 17.07.09 01.52

У Курта сдавило горло. До сих пор нависшая над ним угроза казалась эфемерной, туманной, но теперь она обретала реальные черты. Выбор, который ему предлагали, в действительности являлся всего лишь изощренной издевкой. И все же некий просвет он увидел. Если незнакомец не обманывает, и это все, что ему грозит, то тогда он и в самом деле может считать, что ему повезло. Нечего было и надеяться, что он избежит наказания за содеянное, и то, что ему посулили, хоть и пугало, но все же было не самым страшным.
Однако сдаваться слишком легко не хотелось.
- Назовись, - буркнул он. – Я не стану раздеваться перед кем попало.

Флавий 17.07.09 02.14

Флавий вскинул бровь. Малыш пытался огрызаться? Какая прелесть. Он нравился ему все больше.
- Твою наготу увидит Флавий Аристидес, - уведомил он Курта. – Маг высшей степени посвящения. Надеюсь, ты сочтешь обладателя этого титула достойным столь великой чести. Ну а теперь можешь начинать.
Паренек явно опасался сурового возмездия. Бедняжка. Он даже не представлял, сколь ничтожным было его преступление. У него было не больше шансов совершить задуманное, чем у мыши – подточить мраморный колосс. Карать его за убитых стражей тоже не стоило – воинам следовало самим получше заботиться о собственных шкурах. Однако за попытку кражи наказать, все же, следовало. Но он, Флавий Аристидес, сделает это по своему вкусу.

Курт 17.07.09 02.35

Сейчас Курт радовался тому, что может двигаться только медленно. Несколько минут ушло лишь на то, чтобы справиться с застежками куртки. Следом за курткой на пол полетела рубаха, затем он снял и башмаки.
Теперь из одежды на нем оставались только штаны.
Курт прекрасно понимал суть приказа раздеться. И все же на миг возникла надежда: а вдруг Флавий, все-таки, сжалился и передумал?
Он оглянулся на мага, сидевшего в кресле.
- Это тоже? – тихо спросил он.

Флавий 17.07.09 02.55

Внезапное смущение Курта развеселило Флавия и, надо признаться, тронуло его. Надо же, а юный головорез, оказывается, застенчив! Неужели ему еще никогда не доводилось стоять обнаженным перед другим мужчиной? Что-то не верится – уж очень мальчишка хорош собой, наверняка он пользовался успехом. Впрочем, даже если раньше у него такого опыта и вправду не было – что же, все когда-нибудь случается впервые.
Флавий твердо кивнул головой.
- Да. И это тоже. Полностью.
Он не сводил глаз со стройного тела юноши. Сколько скульпторов пришли бы в восторг от такого натурщика! И он, Флавий, хотел это видеть целиком.

Курт 17.07.09 03.17

Курт закусил губу. Конечно, нечего и рассчитывать на снисхождение. И, если он не хочет потерять шанс на спасение, лучше не перечить.
Негнущиеся пальцы с трудом справились с пряжкой. Курт ослабил ремень и медленно стянул с себя штаны. Побалансировав сначала на одной ноге, потом на другой, сбросил их на пол и выпрямился.
Прохладный воздух подземелья покалывал кожу. Курт чувствовал себя совершенно беспомощным. Усилием воли он заставил себя удержаться от инстинктивного порыва прикрыться руками. Скрыть свое мучительное смущение – это все, что ему оставалось, чтобы хоть как-то спасти остатки гордости.
Он постарался расслабиться и устремил взгляд в пространство, делая вид, что ему безразлично происходящее.

Флавий 17.07.09 03.40

Флавий внимательно вглядывался в лицо юноши, без труда разгадывая значение мимической игры и улавливая целую бурю переживаний за попытками сохранить внешнюю бесстрастность. Ему понравилась упрямая гордость паренька. Ему, Флавию, бросали вызов, и он принимал его, но принимал на свой лад.
Сломить гордость почти обездвиженного пленника нетрудно, особенно, когда под рукой целый арсенал цепей и кандалов. Труднее получить желаемое, оставив эту гордость непострадавшей. И Флавий видел лишь один способ добиться этого: разгадать, как пробудить ответное желание в самом пленнике.
Флавий отложил трубку, поднялся с места и подошел к юноше. До чего хорош… Он заставил себя отвести взгляд от наиболее соблазнительных мест и взглянул пареньку в глаза.
- Подойди к креслу, малыш, - тихо сказал он. – Встань коленями на сиденье и обопрись о спинку.

Курт 17.07.09 04.02

Курт старался смотреть только на блики, мечущиеся по стене, но все равно видел, как Флавий встает с места и направляется к нему. Курту казалось, что он ощущает взгляд этих темных глаз на своем теле. Не выдержав, он покосился на Флавия, ожидая прочесть на его лице презрительную насмешку или животную похоть. Но нет… Флавий смотрел на него как-то странно, и Курт не сумел бы определить значение этого взгляда.
Но вот тишину, воцарившуюся в подземелье, нарушил приказ взобраться на кресло. Если у Курта еще оставались сомнения относительно замысла Флавия, то теперь они развеялись: поза, которую ему велели принять, говорила сама за себя.
С трудом переставляя ноги, он подошел к креслу и взобрался на него, как было сказано. Он уже понимал, что сейчас произойдет, и старался подготовиться к этому.

Флавий 17.07.09 04.25

Нагое тело юноши выделялось светлым пятном в красноватом полумраке подземелья. Дитя ночи… Этот красивый мальчик совсем не был тронут загаром. И кожа у него еще не успела загрубеть, что было даже странно для представителя такой профессии.
Что ж, настало время проверить нежность этого тела.
Поправляя на ходу перчатки, Флавий приблизился к юноше. Подойдя почти вплотную, он остановился, оглядывая то, что оказалось в его полном распоряжении. Надо признать, ему было очень трудно сохранять даже видимость спокойствия. Какое тут спокойствие, когда в нем закипало желание схватить мальчишку и накрепко притиснуть к себе.
Нельзя. Сначала надо проверить – а вдруг ему выпала такая удача, что их вкусы совпали? Что ж, надо попробовать. Прямо сейчас.
Флавий занес руку в перчатке и хлестким движением кисти шлепнул юношу по голой ягодице. В следующую секунду такой же шлепок достался и второй половинке.

Курт 17.07.09 04.49

Услышав приближающиеся шаги, Курт зажмурился. Он уже представил себе, что сейчас произойдет. И то, что произойдет после. Его попросту, по-животному, отымеют, а потом вышвырнут на улицу. И все.
Он оказался совершенно не готов к тому, что произошло в действительности. Первый шлепок застал его врасплох, он негромко вскрикнул, хотя на самом-то деле ему даже не было больно. Второй шлепок он уже принял молча. Но он даже не знал, как отнестись к происходящему. Неужели Флавий считал это поркой? Но ведь и в самом деле не больно! И даже как-то… Как-то… Он затруднился бы сказать, какие именно ощущения у него это вызвало, но точно знал, что у него не возникло даже желания увильнуть от шлепавшей его руки.
Озадаченный, он еле заметно подвинулся на сиденье, становясь поудобнее.

Флавий 17.07.09 05.20

Флавий внимательно следил за реакцией Курта и заметил, что тот не только не пытается остановить его, но и устраивается поудобнее. Кажется, интуиция подсказала ему верный путь. А если честно, не только интуиция, но и собственное желание.
Он улыбнулся. Что ж, малыш, есть шанс, что у нас с тобой все сладится.
Флавий стянул с рук перчатки. Теперь ему хотелось ощутить упругость и тепло обнаженного тела собственной ладонью. Не оглядываясь, он бросил перчатки на стол и снова принялся отмеривать Курту шлепки, каждый раз на мгновение задерживая руку, припечатавшуюся к телу.
Он остановился тогда, когда заметил, что нежная кожа юноши начинает розоветь – это видно было даже при неярком свете факела.
Довольно… Он не хотел, чтобы на теле Курта остались следы.

Курт 17.07.09. 05.41

Курт чуть покусывал губу, пока ладонь Флавия звонко опускалась на его задницу. Медленно, как только позволяли чары, он запрокинул голову и покрепче сжал спинку кресла. Это по-прежнему не было больно, скорее как-то электризующе. Сзади немного зудело, но он не назвал бы испытываемое ощущение неприятным. Рука Флавия была твердой, горячей, и при каждом шлепке плотно прижималась к телу, вызывая в Курте безотчетное возбуждение.
Но вот шлепки прекратились. Курт оглянулся через плечо, гадая, что же за этим последует.

Флавий 17.07.09 06.00

Настало время переходить к следующему этапу.
Флавий подошел к постаменту и вынул свечу из одного из подсвечников в виде черепов. С этой свечой в руке он обошел Курта так, чтобы тот мог следить за его действиями, и приблизился к факелу, висевшему на стене. Он поднес свечу к пламени и фитиль вспыхнул. Несколько мгновений Флавий ждал, пока маленький огонек не обретет уверенность и силу и не устремится вверх ярким язычком. Но вот свеча разгорелась. Флавий наклонил свечу так, чтобы воск с нее капал на пол, а не на его руку, и зашагал к Курту.

Курт 17.07.09 06.21

Курт видел, как Флавий берет что-то с постамента, но что именно это было, он сумел разглядеть лишь тогда, когда тот подошел к факелу.
Свеча… Курт замер. Состояние приятного возбуждения, в которое его привели легкие шлепки, мигом пропало, сменившись страхом. Не может быть… Флавий не сделает такого! Он ведь уже поверил в то, что ему и в самом деле не причинят вреда. Так неужели…
Он стиснул зубы, чтобы ничем не выдать себя. Взгляд был прикован к свече. Сейчас Курт ощущал себя мотыльком, которому даже незачем было лететь на свет: пламя само приближалось к нему, приближалось медленно и неотвратимо.

Личное сообщение от Флавия Курту:

«Дорогой Курт, к сожалению, мне пора! До завтра!»

В свое оправдание могу сказать, что прервать игру в такой момент было жестоко не только по отношению к Дэнни, но и по отношению к себе самому. Тем более, что сна у меня не было ни в одном глазу.
Только погасив свет в комнате, я сообразил, что лампа уже давно не была нужна: за окном рассвело. Окно Дэнни погасло через пару минут после моего.

Следующий день, как на грех, выдался жарким. Зной после бессонной ночи – это все равно что гири, прикованные к рукам и ногам. Из дома я выполз уже далеко за полдень. Дирк где-то бегал, и, по словам родителей, должен был вот-вот вернуться. Если бы не это, а точнее, если бы не надежда, что Дирк появится не один, я просидел бы дома до сумерек.
Но надежда была, и вот я размотал шланг, липнущий к рукам в такую жарищу, и принялся поливать чахлые цветы на газоне – хоть убейте, не знаю, как они называются.
Расчеты оказались верными: через некоторое время из-за угла вырулила маленькая компания, в которой я сразу углядел Дэнни и своего братца. Кто там был, кроме них, я даже не приметил.
Темные круги от бессонницы под глазами Дэнни стало видно еще издалека. Похоже, выспался он не намного лучше, чем я.
- Привет! – Я помахал ребятам свободной рукой.
- Добрый день, Ирвин, - выделилось из нестройного хора ответных «привет-привет». Парнишка, которого я оставил на рассвете в пикантной позе, с горящим от шлепков задом, изображал чопорную неприступность.
О чем переговаривались парни, остановившись у дома, я так и не слышал. Здесь они расходились кто куда. Дирк побежал к крыльцу, а все остальные, кроме Дэнни, двинулись дальше по улице. А Дэнни… Дэнни задержался.
- Сожжешь цветы, - негромко произнес он.
- Что? – От неожиданности я чуть не выронил шланг.
- В такую жару цветы не поливают. Лучше ночью. – Дэнни чуть заметно улыбнулся и, повернувшись на каблуках, зашагал к своему дому.
Направив шланг на мокрые, как водоросли, стебли, я смотрел ему вслед.
- Ирв! – Из окна высунулась мать. – Ты что, с ума сошел? Цветы погубишь!
- Извини, забыл.
Я привернул кран.
Ну, Дэнни, ночью тебе не до цветов будет.

Флавий 17.07.09 20.35

Флавий обошел вокруг кресла и вновь оказался позади Курта. Он видел, что юноша напряжен, и догадывался, чего именно тот боится. На миг он даже почувствовал себя уязвленным – неужели от него ожидали такой примитивной пытки?
Он осторожно поднес свечу к телу Курта. Пламя ярко осветило гладкую, нежную кожу. Флавий держал руку так, чтобы пламя свечи согревало тело, но не обжигало его. Следя, чтобы расплавленный воск не капал на Курта, Флавий медленно принялся водить свечой возле его ляжек и ягодиц, давая юноше ощутить тепло пламени.

Курт 17.07.09 20.47

Все было совсем не так, как опасался Курт. Более того, началось нечто, совершенно неожиданное. Курт чувствовал, как Флавий, стоя сзади, водит свечой возле самого его тела. Какое странное ощущение. Порой казалось, будто Курт очутился во власти какого-то духа огня, и тот ласкает его бесплотными, и в то же время жаркими пальцами. Страх быстро прошел, вновь уступив место приятному волнению. Курт стоял неподвижно, весь поглощенный происходящим.

Флавий 17.07.09 21.12

Исследовав все изгибы, осветив наиболее соблазнительные ложбинки обнаженного тела, Флавий задул свечу. Огонек погас, коротко качнувшись.
Воск у фитиля постепенно застывал; Флавий смотрел, как густеют матовые капли. Спустя несколько мгновений он поднес погасшую свечу к телу Курта и стал медленно водить ее кончиком по его ногам, понемногу поднимаясь все выше. Вот свеча прикоснулась к яичкам, бережно обвела их, поднялась еще немного – и замерла, приставленная вплотную к узкой ложбинке.

Курт. 17.07.09 21.35

Курт почему-то не сомневался, что следом за теплом огня почувствует прикосновение рук, такое же бережное и согревающее. Он даже забыл о своем положении пленника, забыл, что человек, стоящий у него за спиной, находится на странной, причудливой, призрачной грани, отделяющей палача от любовника. Он едва не застонал от разочарования, когда вместо чутких пальцев к нему прикоснулся безжизненный, твердый кусок воска.
Но и эти прикосновения, направленные умелой рукой, оказались неожиданно возбуждающими. Он замер, задержав дыхание, когда свеча заскользила по его тестикулам. А потом он ощутил прикосновение там, где подсознательно давно его ждал. Курт сам не отдавал себе отчета в том, как крепко стиснули его пальцы деревянную спинку кресла, и как еле заметно выгнулась его спина, выдавая отклик взбудораженного тела.

Флавий 17.07.09 22.00

Флавий, не оглядываясь, завел руку назад. Пальцы коснулись выдвинутого ящика стола, быстро пробежались по его содержимому. Вот, нашел. Флавий вынул маленькую баночку.
У Аристидесов давно вошло в обычай крайне разнообразными способами разбираться с теми, кто пробирался в их сокровищницу. Не пребывал в пренебрежении и тот способ, к которому он прибегал сейчас. Так что, баночка оказалась весьма уместна.
Пальцы Флавия быстро скользнули по свече, равномерно распределяя мазь по ее поверхности. Конечно, воск и сам по себе был достаточно гладок, и все же Флавию хотелось, чтобы Курт испытал минимум неудобств.
Он осторожно развел в стороны напрягшиеся половинки. Кончик свечи прижался вплотную к маленькому отверстию и, после незначительного сопротивления мышц, с легким нажимом проскользнул внутрь, войдя сразу не менее, чем на дюйм.

Курт 17.07.09 22.18

Курт не видел, что делал Флавий; почувствовав прикосновение его рук, он было понадеялся, что теперь он займется им сам, без посредства посторонних предметов. Но нет… Мерзавец Флавий! Курт чуть не застонал он разочарования, когда почувствовал, как сзади к нему прижимается смазанная чем-то поверхность свечи. Но вот свеча скользнула внутрь, и он замер, изумленный тем, что ему довелось при этом испытать. Проклятие… Что это – магия? Как может быть, что то, что с ним делали, оказалось настолько приятно? А главное – как это могло вызвать такую реакцию у него самого?

Флавий 17.07.09 22.40

Юноша еще не умел сдерживаться, отвечать игрой на игру, поддразниванием на поддразнивание. Он не скрывал того, чего он хочет, но Флавий знал, что по-настоящему острым бывает именно желание, утоленное не сразу. Он медленно втискивал свечу между напряженных ягодиц, пока большая ее часть не проникла внутрь.
Оставив свечу на месте, Флавий завел руку юноше под живот и тотчас наткнулся на неоспоримое свидетельство его возбуждения. Великолепно. Это именно то, чего он добивался.
Флавий проверил, не выскальзывает ли свеча из тела юноши, и, убедившись, что она по-прежнему вставлена достаточно глубоко, отступил на шаг. Он взял в ладонь ступню Курта и мягкими движениями принялся массировать его пальцы, умело надавливая на самые чувствительные точки.

- Ирв!
Я подпрыгнул за столом и едва успел свернуть окно.
- Ты термос не видел? – спросил Дирк, просовывая голову в дверь.
Из коридора доносились ворчливые комментарии предков: что, мол, за манера собирать вещи в последний момент.
- Термос? А… В шкафу. – Я ничего толком не соображал. – На фига тебе термос?
- Я же говорил, мы на пикник едем. – Дирк протопал в комнату и влез в шкаф.
Я было повернулся обратно к компьютеру, и тут меня точно окатили холодной водой.
- Ты с кем едешь?
- С парнями. Дэнни, Пит, еще там… Ты не всех знаешь.
- И надолго? – спросил я упавшим голосом.
- Я же говорю – на выходные. Ты чего, спишь? – Дирк вынырнул из шкафа, прижимая термос к груди. – Послезавтра вечером будем.
Он вышел из комнаты и затворил за собой дверь.
Я уставился на монитор. Послезавтра.
Черт!
Я рассчитывал заполучить Дэнни полностью уже сегодня. А впрочем…
Оно и к лучшему.

Курт 17.07.09 23.02

Свеча, вставленная в тело, вызывала сильные ощущения, которые при этом нельзя было назвать болью. Это было нечто глубокое и волнующее, и безумно хотелось большего…
Но Флавий не спешил. Что за жестокость… Курт не сдержался и тихо застонал, когда его оставили стоять с этой свечой, такой неудобной и такой раздразнивающей. И вот опытные руки стали играть с его ступнями, безошибочно надавливая на самые чувствительные впадинки у оснований пальцев, отчего по всему телу пробегала дрожь.
Это двойное поддразнивание изводило Курта. Он тяжело дышал, не зная, как взмолиться о том, чтобы Флавий, наконец, перестал его мучить. Пусть сделает с ним все, что угодно… Но сделает, наконец!

Флавий 17.07.09 23.25

Стон и тяжелое дыхание Курта свидетельствовали о том, что цель достигнута. Юноша уже позабыл о двусмысленности своего положения, о том, что он был застигнут за кражей, он хотел лишь продолжения того, что с ним делали. Флавию и самому трудно было сдержаться. Он вновь придвинулся к юноше поближе и взялся за тесемки на штанах.
Он давно уже был возбужден. Поддразнивая Курта, он дразнил и себя самого.
Флавий приспустил штаны, взял в ладонь напряженный член и приставил головку к голой ягодице Курта. Медленно провел по ней, скользнув почти вплотную к вставленной в тело свече. Потом еще…

Курт 17.07.09 23.41

Больше не было сил сдерживать стоны.
- Флавий… - хрипло выдохнул Курт. – Пожалуйста…
Он извивался, насколько это позволяло действие чар, пытаясь вильнуть следом за дразнившим его членом. Тело напрягалось, пытаясь вытолкнуть свечу – и жаждало принять на ее место нечто иное, горячее, мощное, живое… Он уже понял, что его дразнят, но не мог понять, зачем, когда ясно было, что он уже на все, на все согласен!
- Прошу тебя!..

Личное сообщение от Флавия Курту:
«На сегодня закругляюсь. До завтра!»

И не спрашивайте, черт дери за ногу, как я провел эту ночь.

Заснул я только под утро и уход Дирка проспал. И даже не знал, подходил ли Дэнни, встречая его, к нашему дому. Вот такую подлянку я сам себе устроил.
Компьютер я включил просто потому, что не знал, куда деваться. Забрел на «Луизиану» и обнаружил, что Бернар появился там после нескольких дней отсутствия. Появился после моего исчезновения этой ночью. И так отдолбил несчастного Мими, что, кажется, даже тот, наконец, испугался.
Я выключил комп, посмотрел на часы и испытал жгучее желание засунуть их в мусорную корзину. Что от них толку, если они и не думают добираться до завтрашнего вечера.
Я вышел из дома и отправился бродить по улицам. Ноги сами привели меня к «Фриалити».
При виде подсвечников-черепушек в витрине я невольно улыбнулся. Дэнни, Дэнни, готичный, мечтательный Дэнни, пытающийся хоть что-то из своих фантазий сделать реальностью.
«Фриалити» был не из тех магазинчиков, которые меня привлекают, но в этот раз я туда зашел. Сразу возникло ощущение, как будто расстояние, отделяющее меня от Дэнни, чуть сократилось.
День был жаркий, но в полутемном маленьком зале царила прохлада. Я бродил вдоль полок, заставленных механическими игрушками, статуэтками летучих мышей, лаковыми шкатулками, и гадал, на что из этого обращал внимание Дэнни.
И вскоре нашел ответ.
Пресс-папье в виде маленького кусочка гранита. Камень украшал прикрепленный к нему металлический щит с изображением замка о двух башнях.

Флавий 18.07.09 19.34

Кажется, пора. Игра уже оборачивалась мукой для самого Флавия.
Он осторожно раздвинул кончиками пальцев ягодицы Курта и медленно вынул свечу. В свете факела кожа юноши поблескивала от смазки. Хорошо… Этого должно хватить.
Флавий отбросил свечу в сторону и приставил к цели головку члена. Конечно, после тонкой свечки юноша сполна ощутит разницу в размере. Но не сделать задуманное сейчас будет более жестоко, чем сделать.
Последовал нажим, и головка члена Флавия медленно вдавилась внутрь.

Свинство, конечно, по отношению к младшему братишке: сидя на следующий день у окна, я ждал не его.
Вот они появились за оградой: даже издали было видно, как бледен Дэнни. Почти как в тот день, когда я оставил его, отшлепанного, на рассвете. Они с Дирком остановились у калитки. Дэнни поднял голову и наши взгляды встретились.
Прошло не меньше минуты, прежде чем я, наконец, догадался кивнуть. Дэнни кивнул в ответ, и на губах его появилась вялая улыбка.
А потом они с Дирком обменялись рукопожатиями и разошлись. Дэнни шагал к своему дому: тоненькая фигурка с запыленным синим рюкзаком. Я отошел от окна и отправился встречать Дирка.

Курт 19.07.09 21.35

Вот оно, то, чего он ждал. Желание, в котором он никогда не смел себе признаться, осуществлялось по воле чужака, практически незнакомца, сумевшего дать ему то, чего не давал еще никто и никогда. Курт был готов полностью. Не было даже инстинктивного страха, заставляющего мышцы сжиматься. Он легко принял вжимающуюся в него плоть.
Курт прикрыл глаза. Хотелось податься навстречу, поторопить… Но инстинкт заставлял его сдерживаться, подсказывая, что так можно испытать еще большее наслаждение.
«Давай…» - мысленно обратился он к Флавию.

Флавий 19.07.09 21.57

Сопротивления не было. Юноша принимал его на удивление легко. Впрочем, стоило ли удивляться, если Флавий и добивался его готовности. И все же он заставлял себя двигаться осторожно. Он не хотел поранить паренька, не хотел, чтобы тот испытал хоть малейшую боль.
Убедившись, что Курт подготовлен, он плавно качнул бедрами, целиком вводя член в его тело.

Курт 19.07.09 22.14

После тонкой свечи это было ошеломляюще сильно. Курт глубоко вздохнул и замер, почувствовав, как его как будто бы заполнили целиком. Даже если бы на нем не лежало заклятие, он не посмел бы сейчас шевельнуться, чтобы не соскользнуть с этой острой грани между наслаждением и мукой. Он даже не смел перевести дыхание. Вот теперь он в полной мере познал, что такое по-настоящему очутиться в чужой власти.

Флавий 19.07.09 22.32

Флавий чувствовал, как замер юноша, приняв его до самого конца. Горячее тело прижималось вплотную к его паху. Флавий медленно наклонился вперед и обхватил Курта поперек живота, так что руки его соприкасались с напряженным членом парнишки. Крепко сжав Курта, он энергично качнул его, войдя еще глубже, если это еще было возможно. Потом еще раз, и еще… Каждый раз – держа его крепко-крепко, каждый раз – коротким, мощным толчком.

Курт 19.07.09 22.53

Разве такое было возможно – чтобы то, что проделывал с ним Флавий, было настолько прекрасно? Курт по-прежнему не открывал глаз, по-прежнему еле дышал. Повиснув в руках Флавия, он вздрагивал от его энергичных толчков, и хотел лишь одного – чтобы это длилось как можно дольше. Сейчас ничего больше не существовало на свете, кроме этого жаркого, сильного тела, подчиняющего его себе.

Флавий 19.07.09 23.11

Флавий нагнулся к самому уху юноши.
- Двигайся, - прошептал он. – Заклятия больше нет. Ты можешь двигаться…
Для того, чтобы снять чары, не нужен был обряд – требовалось лишь усилие воли кого-нибудь из Аристидесов. И вот теперь Флавий давал свободу этому юноше – если можно было назвать свободой состояние человека, которым овладевали с такой ненасытной алчностью.

Курт 19.07.09 23.31

Смысл слов с трудом доходил до Курта. Двигаться? Он шутит? Он же не смел даже шелохнуться. И лишь при следующем толчке Флавия, таком же мощном и глубоком, как и предыдущие, он, наконец, решился. Точнее, тело, жаждущее разрядки, все решило само. Ягодицы Курта сжались, плотно обхватив вогнанный между ними член, и ощущение, испытанное при этом, оказалось слишком сильным, чтобы у Курта остался шанс сдержаться. Он выгнулся дугой, что есть сил прижимаясь к паху Флавия и дрожа всем телом.

В окне Дэнни не горел свет. Точнее, освещение было, но еле заметное. Настольная лампа? Или он сидит за компьютером в темноте? Возможно. Впрочем, настало время это узнать.
Я выключил компьютер и достал из ящика стола все, что было нужно, и что я подготовил еще вчера вечером. Например, перчатки. Ошибались предки – кое-что один из их отпрысков готовил заранее.
Из дома я выбрался через окно. Закурил и, пыхтя сигаретой, зашагал к дому Дэнни.
Ноутбук стоял на полу; странное освещение давали свечи, расставленные вокруг. Две свечи, как раз нужного мне размера, стояли в подсвечниках-черепушках.
Дэнни, сидя на полу, неотрывно смотрел на меня. Точнее, на перчатки у меня на руках.
- Привет, Курт, - сказал я и спрыгнул с подоконника в комнату.
Дэнни поднялся на ноги. Он все еще молчал.
Он ничего не сказал и тогда, когда я, подойдя к нему вплотную, вложил ему в руку маленький кусочек гранита с металлическим щитом.
Я уселся на табурет и бросил взгляд на монитор ноутбука. И едва не выронил сигарету.
Профиль: Рафаэль.
Дэнни улыбнулся уголком рта, перехватив мой взгляд.
- Второй перс. – Вот и все, что он сказал.
Рафаэль. Администратор. У которого перед глазами с самого начала был мой Ай-Пи адрес. Тот же Ай-Пи адрес, что и у Дирка, одного из его лучших друзей.
Теперь уже я молчал, поняв, кого тут на самом деле поимели.
Но Дэнни, великолепный и великодушный Дэнни молча ткнул мне обратно в руку кусочек гранита. И, повернувшись к креслу, застеленному искусственной шкурой, принялся медленно расстегивать крючки на своей безрукавке.
Кстати, ролевая "Луизиана" реально существует, но она посвящена сериалу и отношения в ней абсолютно натуральные))

@темы: Кладезь любимых произведений