Game days

02:57 

"Я на Земле был брошен в яркий бал, и в диком танце масок и обличий забыл любовь и дружбу потерял..."
Хм, пора открывать раздел "Любимые произведения")) И откроет его, пожалуй, миниатюрка, которая напрочь засела мне в душу и до сих пор не вылазит оттуда))
"Real person game" (1)


Прямая ссылка slashyaoi.borda.ru/?1-10-0-00001071-000

На яойных ролевых играх я, как правило, читатель. Я не играю сам, хотя частенько представляю себе, как мог бы ответить на месте того или другого персонажа, или же как повернул бы сюжет, будь на то моя воля. Но я знаю, что 99 процентов участников таких игр – женского пола. Конечно, один процент остается, но шанс на то, что именно этот процент достанется мне в партнеры, невелики. Я для меня это имеет значение. Не сочтите шовинистом, но не хочется мне, чтобы меня поимела девушка.
Я просматриваю многие игры, некоторые начинаю отслеживать. Чаще всего, не целиком – цепляют отдельно взятые линии. В последнее время из любимых игр у меня остались три: пиратская «Гей Роджер», вампирская «Луизиана» и магическая «Голубой кристалл». В «Гей Роджер» меня привлек главный герой, жизнерадостный и шустрый капитан пиратов, под которым за те полгода, что длилась игра, побывали, кажется, все офицеры преследовавшего его королевского флота, причем некоторые – не один раз. В «Луизиане» большинство участников сумело ухватить плавный, изящный стиль игры, навеянный романами Энн Райс. Конечно, и там попадались персонажи, о которых то и дело спотыкаешься на ролевках: инфантильные взрослые парни, пищащие, как девочки. Таких, как правило, и вели девочки, навравшие насчет своего возраста при вступлении в игру с рейтингом NC-17, а то и NC-21. Не обошлось без них и в «Голубом кристалле», но там такие персонажи стушевывались быстро: игра ориентировалась на достаточно жесткие отыгрыши.

Бернару Вернелю, вампиру из Нового Орлеана, во многом не везло. Он был незаконнорожденным, и печать бастарда не стерлась с его имени даже после того, как его обратили в вампира. К тому же, обращен он был против своей воли. Я с интересом следил за его отношениями с потомственным аристократом Антуаном: обоих влечет друг к другу, но один – в плену комплексов, другой – в плену предрассудков, оба обращены совсем недавно, оба не могут свыкнуться с новым образом жизни и не знают, как воспользоваться даром бессмертия для решения своих проблем. Игра была сильной: длинные, но в то же время содержательные, а не разбавленные «водой» посты, динамика, грамотная речь. В любовных сценах, как правило, жестких, завораживало чередование ярости и нежности.
Разрыв между персонажами явно задумывался, как временный. Расставшись после бурного выяснения отношений, оба кинулись искать утешения на стороне. Потомственный аристократ отправился в бордель, где встретился с юнцом, ведущим себя точно в соответствии со своим статусом и не претендующим на нечто большее. А бедняге Бернару не повезло. Он завел в парке знакомство со смертным юношей, и с того злополучного дня меня регулярно одолевал зуд садануть как следует кулаком по клавиатуре. Персонаж, вклинившийся в красивую, слаженную игру, оказался одним из тех самых трансвеститов, которые даже машину способны заправить сахарным сиропом. «Девственник из хорошей семьи» уже через несколько минут знакомства висел у несчастного Бернара на шее, роняя ему на плечо голову и прочие части тела и подметая ему лицо противоестественно длинными ресницами. Бернар честно отнес благовоспитанного юношу в кусты и старательно избавил там от бремени невинности, но, на беду свою, сделал это чересчур добросовестно. Осчастливленный экс-девственник вцепился в него мертвой хваткой и явно не собирался с ним расставаться, в упор не замечая того, что Бернар с отчаянным упорством пишет в каждом посте о желании воссоединиться с Антуаном. Кажется, игрок, ведущий прыткого девственника, не удосужился даже мельком взглянуть на предыдущие отыгрыши партнера. Антуан, так и не дождавшись своего возлюбленного, втянулся в какой-то детективный сюжет, а невезучий Бернар так и изнывал в треклятом парке, с присосавшимся к нему паразитом, и, похоже, не вонзал ему клыки в шею исключительно из боязни получить сахарный диабет. Игра забуксовала.

Ненасытный Мими де Анж (а вам слабо такое имечко сбацать?) уже развел Бернара на повторное уединение в кустах и намекал из всех сил, что не откажется и от третьего захода. Похоже, задница у недавнего девственника оказалась резиновая. Во всяком случае, вампира он укатал: умаявшись, тот отвечал на посты все реже.
Признаться, и я заглядывал в игру не так часто, как раньше. Линия Бернара/Антуана была наиболее динамичной и моей любимой в Луизиане, и я невольно испытывал досаду из-за того, что хорошее чтиво обрывалось по такой нелепой причине.
Я не наведывался в «Луизиану» несколько дней. В воскресенье в «Гей Роджере» вновь порадовал шустрый пират, захвативший в плен молоденького лейтенантика. Он как раз увел пленника в свою каюту, и мне приходилось как-то коротать время в ожидании каждого нового поста. От нечего делать завернул на «Луизиану». Оказалось, что за последние дни дело там особо не продвинулось.

Мими де Анж, 02.07.09 11.45

Мими устремил на вампира доверчивый взор своих лучистых голубых глаз. Какой он, все-таки, чуткий! Заботится о том, чтобы Мими не было больно. Мими смущенно хихикнул и поерзал у Бернара на коленках.
- Ты совсем не сделал мне больно! – улыбнулся он, и его нежные щеки залились прозрачным румянцем. – Можешь убедиться!

Бернар Вернель 04.07.09 00.45

Машинально придерживая юношу за талию, Бернар смотрел в пространство невидящим взглядом. Можно ли считать то, что произошло сейчас, изменой? Наверное, нет – ведь нельзя изменить тому, с кем оборвана связь. Но почему же тогда такая тяжесть на душе, как у человека, совершившего предательство?
Ах, да… Он же больше не человек. И он не знает, осталась ли у него душа. Возможно, она покинула его тело вместе с отнятой против его воли кровью, вместе со способностью испытывать физическую боль.
И почему он то и дело возвращается в мыслях к Антуану? Разве не все кончено между ними? Разве слова, брошенные ему в лицо напоследок, оставляли хоть малейшую надежду на примирение?
Пытаясь отвлечься от мрачных раздумий, Бернар, наконец, повернулся к Мими, заглядывавшему ему в глаза.
- Я рад, что не поранил тебя, малыш, - проговорил он, рассеянно проводя рукой по длинным волосам молодого человека.

Мими де Анж 04.07.09 01.07

Мими капризно надул губки и игриво стукнул вампира пальчиком по носу.
- Ты рад – и только? А кто меня поцелует? – требовательно спросил он, и, не дожидаясь ответа, припал губами к губам Бернара, поддразнивая его язычком.
«Надо же! Я целую вампира!» - озорно подумал он.

Гм. И это все.

- Ирв…
Голос Дирка вырвал меня из душной, влажной атмосферы болотистой Луизианы. Братец стоял на пороге комнаты, привалившись плечом к косяку. Я машинально нажал на «эскейп». Дирк не из тех, кто будет шпионить, но взгляд может упасть на монитор и чисто случайно. А я не хотел, чтобы этого касались даже ненароком.
- Мы сейчас к Элу пойдем. Не передашь предкам, чтобы они не дергались?
Родители и не пытались контролировать жизнь своих чад-студентов, но Дирк все равно добросовестно оповещал их обо всех своих отлучках в позднее время. Как и я, впрочем. Когда на тебя не давят, не видишь в этом ничего зазорного.
- Передам, конечно. Так ведь ты, вроде, не собирался никуда?
- Не собирался. Эл недавно позвонил. Мы тут с Дэнни. – Дирк оглянулся через плечо.
Дэнни.
Дэнни пришел, а я и не заметил.
Я встал и вышел в коридор. Дэнни стоял у входной двери, старательно не заходя за пределы половичка – словно давал понять, что он здесь всего на минуту. Дэнни в облегающих черных джинсах и безрукавке. Интересно, он просто любит черное, или знает, как этот цвет идет к его белокурым волосам?
- Привет, Дэнни.
- Добрый вечер, Ирвин.
Вот так. Вежливый тон, холодная официальность. Каждый раз такое чувство, будто ты делаешь шаг человеку навстречу, а тебя с размаху пихают обеими руками в грудь.
А впрочем, на что он мне сдался, этот сосунок? Сверстник брата, на два года моложе меня. Пусть катится со своей вежливостью, стерильной и морозной, как воздух из кондиционера.
Дирк перелезал из домашних шлепанцев в кеды.
- Может, ты и сам родителей по дороге встретишь. – Я бросил взгляд на настенные часы. Спектакль, на который они отправились, уже должен был кончиться.
- Ага, может быть. Пока.
- Пока, ребята.
Сдержанный кивок Дэнни.
- Всего доброго.
И дверь за ними захлопывается. Наше вам с кисточкой.
Я вернулся в комнату и перешел с увядающей «Луизианы» на «Гей Роджера». И со злорадным удовлетворением прочитал, как капитан пиратов, утомленный холодной надменностью юного лейтенантика, повалил его носом на койку, спустил с него штаны, и, нимало не печалясь о его офицерской непорочности, засадил парню по самое нимагу.

Дирк вернулся за полночь. Домой он пришел уже один, без сопровождения Дэнни: тому возвращаться было ближе. Дэнни жил на параллельной улице. Застройка в нашем городке шла вразнобой, и его дом просматривался из моего окна. Я видел, как в его окне зажегся свет.

Следующим вечером Антуан отправился на поиски колдуна-вудуиста, задумавшего подчинить себе не только зомби, но и вампиров, Мими де Анж так и елозил на коленях у подавленного Бернара в тщетном ожидании ответа, а несчастный лейтенантик глотал злые слезы в углу каюты и терялся в догадках, из-за чего его гордость пострадала сильнее: из-за того ли, что его отымели, или из-за того, что кое-что в этом ему понравилось. А в «Голубом кристалле» появился новый игрок – наемный убийца.
Собственно говоря, новые игроки там появлялись по двое-трое в день. Но наемник Курт Шварцвальд привлек мое внимание автоподписью: «Каркнул ворон: NEVERMORE!». Такая же автоподпись была у вампира Бернара.
Я перечитал обе анкеты. Ярко выраженного сходства между персонажами не наблюдалось, зато в пробных постах отчетливо просматривался один и тот же стиль. Похоже, бедняга вампир подался из Луизианы в фантастические миры в поисках лучшей доли.

Моя жизнь на каникулах не сводилась к чтению ролевок. Была еще фотография.
Профессиональным фотографом я себя не считал, хотя с удовольствием вспоминал, как двое-трое настоящих асов в этой области советовали мне заниматься этим всерьез. Пока у меня были другие планы на жизнь. Но фотография была увлечением нешуточным. Пару снимков приняли на конкурс «Узоры на воде», и еще несколько моих работ взяли журналы. И в одном из этих журналов дали понять, что охотно посмотрят и новые мои фотоопусы, буде таковые появятся.
И вот я выбрал подходящий солнечный денек и отправился на фотоохоту по нашему городку.
Людей я фотографировать не люблю. Мне ближе какие-нибудь чудачества природы: замысловатые виньетки древесной коры, темная прозрачность осколков льда, тающих на плаву в весенних ручьях, солнечные блики на осенних листьях.
Вот и сейчас я решил пойти к пруду в городском парке. Это проверено: не знаешь точно, что хочешь снимать – иди туда, где есть вода и деревья. Уж они-то непременно подскажут.
К парку вела пешеходная улица с небольшими магазинчиками, в том числе и довольно необычными. Свернув на эту улицу, я тотчас приметил небольшую компанию парней, оккупировавших скамейку напротив витрины «Фриалити» - лавочки, торгующей всевозможными вещичками готического толка. Первым в этой компании я признал Дирка, а за ним – Дэнни. Дирк увидел меня еще издали и сразу засиял от уха до уха.
Насколько я знаю, у Дирка никогда не было проблем из-за того, что я гей. Конечно, я это не особо и афишировал. Это в колледже я не считал нужным скрывать, в какие клубы заглядываю, а здесь, в родном городке, могли только приметить, что я не интересуюсь девушками, и сделать соответствующие выводы. Возможно, кое-кто и шушукался у меня за спиной, но открытой враждебности никто не проявлял.
Мда. Враждебности-то не было, а вот бесстрастное «Добрый день!» Дэнни показалось ледяным душем среди веселых «Привет, привет!» остальных ребят. Отдав дань вежливости, Дэнни, сидевший на спинке скамейки, снова уставился на черепушки-подсвечники, выставленные в витрине «Фриалити». Игрушки на любителя, но Дэнни как раз таким любителем и являлся.
- Ты далеко? – поинтересовался Дирк.
- В парк, пофотографирую.
Братишка тотчас ухватился за подвернувшуюся возможность меня попиарить.
- А когда, кстати, результаты конкурса? – спросил он как бы невзначай.
- Какой конкурс? – тотчас оживился кто-то из его друзей.
- Да так, у Ирва приняли несколько работ на фотоконкурс «Узоры на воде», - небрежно сообщил Дирк.
Под дружное «У-у, здорово!» Дэнни оторвался от своих черепушек и стрельнул в мою сторону глазами.
- Результаты в конце недели, только ты и сам знаешь, сколько у меня шансов.
- Не скромничай.
Так, пора было уносить ноги, пока братишка прилюдно не нахлобучил мне на голову лавровый венец.
- Ладно, я пойду. – И я поспешно ретировался.
В парке, наводя объектив на ветку ивы, отражающуюся в темной воле пруда, я подумал, что такой кадр наверняка понравился бы Дэнни.

Юный лейтенантик, вконец запутавшийся в своих переживаниях, позволил капитану пиратов повторить абордаж, после чего пришел к окончательному выводу, что ему это нравится. Антуан положил глаз на миловидного помощника колдуна. Бернар сдался под напором Мими и, махнув рукой на условности, флегматично раздевал ненасытного юношу прямо посреди аллеи. А Курт Шварцвальд встретился с представителем одного из магических кланов, и тот поручил ему похитить у их противников некий артефакт.
А потом мы с Дирком позабыли заплатить за Интернет.
Естественно, произошло это именно тогда, когда Дирку надо было поздравить с днем рождения свою иногороднюю приятельницу, телефонного номера которой он не знал. И еще в этот же день должны были объявить результаты конкурса. Дирк, конечно, кинулся в ближайший автомат, но платеж тормозил. Обычная история: когда некие посторонние силы мешают тебе что-то сделать, ты обнаруживаешь, что именно этого тебе и хочется больше всего на свете. Казалось бы, всего-то дел – подождать несколько часов. Но Дирк распсиховался и заявил, что идет к Дэнни: тот его периодически пускает к своему компьютеру.
Соберись братец к кому-нибудь другому, я бы просто написал ему на бумажке адрес сайта фотоконкурса и попросил посмотреть результаты. Но услышав имя Дэнни, я мигом увязался за Дирком.
И всю дорогу спрашивал себя, есть ли у меня гордость, и что, вообще, это за радость – любоваться этой ходячей ледяной скульптурой.
«Ледяная скульптура» без лишних слов провела нас в комнату, стены которой украшали готические постеры: ночное небо, высокие шпили, вороны, темные цветы. Дирк мигом устремился к ноутбуку на столе и набарабанил поздравительное послание так поспешно, словно боялся, что Интернет опять куда-нибудь удерет.
- Кофе или чаю? – осведомился Дэнни.
- А минералки у тебя нет? – встрепенулся Дирк.
- Есть, в холодильнике. Пошли. – Дэнни повернулся ко мне. – Ирвин, мы будем на кухне. Посмотришь свой конкурс – присоединяйся.
«Ирвин». Меня даже в колледже полным именем не называли.
Дэнни с Дирком вышли из комнаты, а я сел в кресло, застеленное искусственной шкурой, и принялся набирать адрес сайта.
Сайт назывался lournament.
“l”, “o”, “u”… Передо мной выпал список рекомендуемых адресов. “Louisiana”.
На миг сознание просто отключилось. Я позабыл, где и зачем нахожусь. Только тупо смотрел на название ролевки, а палец сам собой нажимал на кнопку мыши.
«Здравствуйте, Бернар Вернель».
Я пялился на монитор, наверное, не менее минуты, а потом медленно перевел глаза с ноутбука на книжную полку, висевшую над столом. Из шеренги книг на меня смотрело три или четыре томика Эдгара По, разной степени затрепанности.
Когда я на негнущихся ногах вышел на кухню, Дэнни и Дирк, сидевшие один на стуле, другой на подоконнике, выжидательно уставились на меня.
- Ну как? – спросил Дирк.
- А? – Я не сразу понял, о чем он. – А… У них сайт не открывается.

Потом, конечно, я жалел, что от растерянности позабыл о конкурсе: оказалось, я занял второе место, и это был бы отличный предлог пригласить Дэнни к нам, чтобы отпраздновать такое событие. А поскольку узнали мы эти результаты уже дома, вечером, то пришлось ограничиваться маленьким междусобойчиком. Дирк, правда, на следующий день раззвонил об этом всем своим приятелям и передал мне, что меня все поздравляют. Спрашивать, входит ли в это число и Дэнни, я не решился.
Мими де Анжа теперь еще сильнее, чем прежде, хотелось размазать по стенке.

Мими де Анж 13.07.09 23.40

Мими стонал и извивался от опьяняющей страсти, чувствуя прикосновения холодных рук вампира на своей нежной коже. Он обвил ручками шею Бернара и жарко прошептал ему на ушко:
- Я твой! Я весь твой! Возьми меня прямо здесь, сейчас…
И он страстно прижимался к груди вампира своим обнаженным телом.

Бернар Вернель 14.07.09. 18.50

Прерывистое дыхание Мими да резкий вскрик ночной птицы в густой кроне дерева – вот и все, что нарушало тишину парка в этот поздний час. Вряд ли следовало ожидать, что кто-нибудь забредет в столь позднее время на эту аллею, куда и днем-то люди сворачивали нечасто. Неужели этому юноше, сидящему у него на коленях, совсем не страшно? Или страсть настолько распалила его кровь, что он позабыл об осторожности? Что ж, в таком случае, он получит желаемое, и получит сполна.
Бернар взял юношу за плечи, слегка отстранил от себя и взглянул ему в глаза.
- Ложись на скамью, - приказал он негромким голосом.

Мими де Анж 14.07.09. 19.15

Мими задыхался от восторга. На миг его сердечко сжалось от тревоги: а вдруг сюда забредет кто-нибудь из слуг из его родового поместья? При мысли о том, что его могут увидеть, Мими покраснел, но тут же решил не думать о глупостях: никто сюда не придет!
Мими лег на скамейку. Она была жесткой, но он знал, что в объятиях вампира он забудет о неудобствах! Он подтянул колени к груди и устремил на Бернара призывный взгляд огромных голубых глаз.

Еще читая сцены между Бернаром и Антуаном, я понял, что Бернару (или лучше называть его Дэнни?) нравятся игры пожестче. И на третьей порции приторного сиропа он не выдержал. Правила игр традиционно запрещают наносить увечья чужим персонажам, и покалечить Бернар Мими не покалечил, но душу свою вампирскую отвел. Дохлый номер. Жесткие атаки Бернара разбились вдребезги о восторженную непрошибаемость Мими. На все свирепые маневры партнера он отвечал таким восхищенным кудахтаньем, что если в парк ненароком и занесло какого-нибудь залетного вампира или зомби, то этот бедолага наверняка дунул оттуда без оглядки. Я бы ржал от души над этим чтивом, если бы меня не разбирала злость при мысли о том, что в этом участвует Дэнни.
В «Голубом кристалле» дело обстояло иначе. Там до амурных сцен еще не дошло. Курт обсуждал со своим работодателем детали предстоящего похищения. Артефакт обладал одним неприятным свойством: он лишал магии того, кто пробовал его украсть. Поэтому похищение и поручили Курту – обычному наемнику без магических способностей. Как я подозревал, основная линия Курта, связанная с направленностью игры, должна была начаться именно в ходе предстоящей операции.
Я просмотрел анкеты представителей того клана, у которого Курт собирался выкрасть артефакт. Их оказалось всего трое. Один не появлялся в игре уже месяца полтора, второй был поглощен забавами с юным невольником, закованным в кандалы. Оставался третий, Тирнелл, ярко выраженный сэмэ с садистскими наклонностями. Эти наклонности четки проявились в его предыдущих отыгрышах с каким-то рабом.
Вычислив потенциального партнера Дэнни, я долго сидел в уголке дивана, мусоля чипсы и даже не замечая их вкуса.
Наверняка они заранее списались в личке. Возможно, мага, который дал Дэнни это задание, вел тот же самый Тирнелл: в этой игре можно было брать нескольких персонажей. И теперь этот паук ждет, когда Дэнни добровольно придет в его паутину. Тирнелл будет делать с попавшимся юношей-наемником то же, что он делал и со своим рабом. Я припомнил те отыгрыши. Антуан, однажды рискнувший взять Бернара без смазки – это вампира-то! – нервно курил в углу. Вот, стало быть, чего хотелось Дэнни…
Я слез с дивана и сел перед компьютером. Через полтора часа поисков по малоизвестным ролевкам я набрел на еще одного персонажа со знакомой цитатой в подписи. Игра не раскрутилась, отыгрышей было мало, но после них у меня уже не осталось никаких сомнений в том, какого рода игры он предпочитает.
Меня это устраивало. Вполне.
Я подошел к окну. У Дэнни не горел свет. Без четверти двенадцать. Вряд ли он спит в такое время. Многие его посты появлялись по ночам. Значит, где-то бродит. Один ли?..
После чипсов хотелось пить. Я забрал из холодильника последнюю банку газировки и вернулся к себе. Той ночью мне долго не удавалось заснуть. В памяти то и дело всплывали сцены между Тирнеллом и его рабом.
Что же, выходит, мне придется читать, как он делает это с Дэнни?..

Наутро, когда я первым делом полез в «Голубой кристалл», мне в глаза сразу бросилось новое сообщение в теме «Отсутствие и уход». Сообщение было от Тирнелла.
В сознании что-то отключилось – так бывает, когда получаешь радостную весть, но не пропускаешь ее в сознание до тех пор, пока не получишь подтверждения. Как будто срабатывает защитный механизм, оберегающий от разочарования.
Я открыл сообщение.

Тирнелл:

«В силу независящих от меня причин покидаю игру на неопределенное время».

Реакция Дэнни последовала в тот же день. В 12.20 в теме «Поиск партнера по игре» появилось сообщение Курта Шварцвальда:

«Срочно нужен кто-нибудь, кто перехватил бы меня в замке Аристидесов».


@темы: Кладезь любимых произведений

URL
Комментарии
2010-09-29 в 23:49 

People change they say, time will have its wicked way (c)
Спасибо за наводку! Действительно хорошее произведение, c'est dommage, что у этого автора больше ничего не найти.

2010-09-30 в 20:15 

"Я на Земле был брошен в яркий бал, и в диком танце масок и обличий забыл любовь и дружбу потерял..."
Хм)) Это точно) Как говорит сам автор - сие было минутным порывом, а заниматься дальше этим делом энтузиазма нет.
Но могу, если кто-нибудь изъявит желание, найти ещё пару миниатюрок, которые тоже радуют глаз))

URL
2010-09-30 в 20:32 

People change they say, time will have its wicked way (c)
[Lessi] Если не сложно... А вообще, мне кажется, у нас с вами схожие вкусы, "Адъютант" - один из моих любимых ориджей! :)

   

главная